РЕЭ 
"РЕЭ"
РЕЭ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"РЕЭ"

Август 13, 2020   23 Ав 5780

До субботы - 2 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Уроки по Теилим   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(19.09 - 20.10.20)
Йом Кипур
10 Тишри
(28.09.20)
Суккот
15-21 Тишри
(03 - 09.10.20)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(10.10.20)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(10 - 11.10.20)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(11.12 - 17.12.20)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(25.12.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(28.01.21)
Пурим
14 Адара
(26.02.21)
в Иерусалиме -
15 Адара
(27.02.21)
Песах
15-21 Нисана
(28.03 - 03.04.21)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(28.03 - 03.04.21)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(08.04.21)
День памяти павших 
3 Ияра
(14.04.21)
День независимости Израиля
4 Ияра
(15.04.21)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(30.04.21)

День Иерусалима
28 Ияра
(10.05.21) 
Шавуот
6 Сивана
(17.05.21)
В диаспоре 6-7 Сивана
(17.05 - 18.05.21)
Девятое Ава
 9 Ава
(18.07.21)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате БАВА МЕЦИА



О Трактате  БАВА МЕЦИА    Лист 88

ТРАКТАТ Бава Мециа

Лист 94-100

12 – 18 адара 5762 года (24 февраля — 2 марта 2002)

 

Лист 94

24.02.02

Приступаем к обсуждению восьмой главы трактата, которая называется А-шоэль эт а-пара, что в переводе на русский язык означает — “Взявший (для работы) корову бесплатно”.

Связанными с этим проблемами и занимается глава. И в самом начале выдвигает вопрос: каковы параметры ответственности человека, который на время взял животное (или какой-либо предмет) и не должен платить за его использование? На иврите такой человек называется шоэль.

На предыдущем листе (см. на сайте обзор листа 93), там, где говорилось о четырех категориях людей, ответственных за чужое имущество, упоминается, среди прочих разновидностей, и шоэль. И мы уже знаем, что, согласно общему правилу, он несет ответственность в любом случае, кроме тех ситуаций, когда потери были непредвиденными, и он не мог их предотвратить.

Однако в Торе есть закон, который освобождает шоэля от ответственности и в некоторых других случаях. Об этом в Торе сказано так: “И если одолжит человек у ближнего своего (животное), а оно покалечится или умрет, и хозяина не было с ним, должен шоэль заплатить. Если же хозяин был при нем, то — не должен...” (Шемот, гл. 22, ст. 13, 14).

И получается, что слова “хозяина не было с ним” и “хозяин был при нем” определяют меру ответственности шоэля.

Однако все тут не так просто. Здесь возникает сразу же несколько вопросов.

В какой момент должен быть при нем хозяин? В момент, когда шоэль берет животное у хозяина, в начале работы или — при гибели животного? И еще: про кого сказано — “при нем”? Про хозяина или про животное?..

Тон дискуссии задает Мишна, в которой сказано:

Если некто взял бесплатно (т.е. стал — шоэль) корову и попросил хозяина (коровы) участвовать в процессе работы (на которой эта корова используется), или — (даже) нанял хозяина (за деньги), или — сначала попросил хозяина (помочь), а потом уже взял (одолжил) у него корову, и она умерла, человек этот, шоэль, освобожден от уплаты стоимости коровы... Однако, (если) одолжил корову, а потом попросил хозяина или нанял его, и корова умерла — должен заплатить.

То есть, мы видим, что причина освобождения шоэля от уплаты за корову — не в том, что хозяин находится рядом с животным, как можно было подумать, читая приведенную выше фразу из Торы. Главное здесь в другом. Шоэль не отвечает за то, что случится с коровой, если в момент, когда он одалживает животное или даже — до того, он нанимает хозяина, чтобы тот помог ему сделать данную работу. И отвечает — если нанял хозяина после того, как одолжил у него корову.

Этот закон может показаться странным. Какая разница, казалось бы, в какой момент был нанят для участия в работах хозяин? Вот эта “неочевидность” закона и порождает живейшую дискуссию, описание которой занимает несколько листов.

В ее начале Гемара углубляется в суть такого вопроса: почему шоэль в принципе должен платить почти во всех ситуациях?

И находит ответ: потому что шоэль, одолжив животное бесплатно, получает только выгоду, а, значит, и несет полную ответственность. Ведь если бы он взял корову — за деньги (напрокат, в платную аренду), то оплатил бы и определенный риск, на который идет хозяин, предоставляя напрокат животное (плата за риск входит в назначенную за аренду сумму). Поэтому с арендатора не следует спрашивать со всей строгостью.

Теперь Гемара начинает устанавливать границы ответственности шоэля.

В процитированной из Торы фразе (Шемот, гл. 22, ст. 13, 14) сказано о случаях, когда животное поранилось или умерло. Но что будет, если оно, допустим, захвачено грабителем?

Вопрос отнюдь не простой. С одной стороны, смерть животного или повреждения, которые ему нанесены можно как-то предотвратить. Но как спастись от грабителя?

С другой — смерть животного означает, что оно окончательно потеряно. Но, если оно захвачено, есть шанс его вернуть.

Так или иначе, на нашем листе принимается грань Истины, увиденная раби Натаном (великий танна, Учитель времен Мишны, коллега раби Меира и старший товарищ редактора Мишны — раби Иегуды а-Наси; вторая половина 2-го века), которая состоит в том, что в приведенной фразе Торы говорится — “покалечится или умрет”, а значение союза “или” — шире, чем союза “и”, что расценивается как намек на ответственность в случае ограбления.


Лист 95

25.02.02

В обозрении предыдущего листа мы привели странное, на первый взгляд, высказывание раби Натана, в котором на основании различия между союзами «и» и «или» делаются далеко идущие выводы. В русском языке союз «и» объединяет объекты, а союз «или» дает возможность выбора. По раби Натану, союз «или» имеет более широкое значение.

Вспомним хитроумную детскую загадку: «А» и «Б» сидели на трубе... В буквальном восприятии текста - на трубе сидели две буквы. Но внесем в текст маленькое изменение и скажем: «А» или «Б»... И тогда, согласно высказыванию раби Натана, мы должны были бы предположить, что на трубе сидела одна из этих букв, а, вполне вероятно, вообще - какая-то третья.

Конечно, в применении к объектам материального мира, такого быть не может. Но духовный мир (а он и есть - самая настоящая реальность) - несравнимо богаче нюансами. И эти нюансы отражены в каждом слове, в каждой букве Торы.

В Торе, например, говорится: «Всякий, кто проклинать будет отца своего и мать свою - смерти предан будет» (Ваикра, гл. 20, ст. 9).

Раби Йонатан (амора, Учитель Талмуда первого поколения - в Эрец Исраэль; первая половина 3-го века) обращает наше внимание на то, что союз «и» в данном случае употреблен в значении союза «или». Ибо из текста и из других законов ясно, что не имеется в виду здесь, что кто-то станет проклинать и отца и мать одновременно, но только - кого-то из них. Однако, если подразумевается «кто-то из них», это уже в бытовом языке - типичная сфера применения союза «или».

Следовательно, заключает раби Йонатан, союз «и» в Торе имеет, пусть на чуть-чуть, но все же более широкое, чем в обыденном языке, значение. Но тогда и союз «или» должен иметь чуть больший, чем в бытовом языке, потенциал. На этом рассуждении и выстроил раби Натан свое высказывание

Далее Талмуд разбирает ответственность шоэля в случае кражи или потери взятого им имущества. Напомним, что в предыдущем листе приводилась фраза из Торы («...хозяин был при нем»), речь в которой шла только о повреждениях или смерти (см. на сайте обозрение листа 94).

Талмуд выдвигает идею и дает, казалось бы, простое доказательство. В его основе - законы об оплаченном стороже (шомер сахар), который несет ответственность за пропажу или кражу, но за повреждения или смерть - не отвечает (Шемот, гл. 22, ст. 9-11). Вывод таков: если тот, кто освобожден от возмещения ущерба в случае повреждения или смерти животного, все-таки платит, когда животное у него украли или оно пропало (шомер сохар), то тот, кто ответственен за повреждение или смерть (шоэль), за кражу должен ответить тем более.

Это - типичное для Талмуда, весьма распространенное доказательство по принципу каль ва-хомер, действующему по схеме: если «А», которое охватывает более узкую, более «слабую» сферу, чем «Б», имеет некую характеристику или свойство, то эта характеристика или свойство тем более присуще «Б», которое - шире и сильнее.

Однако для того, чтобы без сомнений воспользоваться этим принципом, нужна уверенность, что это «тем более» охватывает все стороны данной ситуации. Если обнаруживается, что хотя бы в чем-то «А» шире или сильнее «Б», логическое построение разрушается.

В нашем случае (в сравнении шомера сахар с шоэлем) логика выстраивалась на том, что ответственность шомера сахар меньше ответственности шоэля (который отвечает за повреждения или смерть). И таким образом приобреталось право сказать о шоэле - «тем более». Но Талмуд находит здесь слабую сторону.

Талмуд напоминает, что по закону шомер сахар, дав ложную клятву, что утраченный им объект якобы стал жертвой грабежа (а потом обнаруживается, что это не так), должен заплатить двойную компенсацию. Шоэль же двойную компенсацию не платит. То есть в этом пункте закона его ответственность не так сильна, как у шомера сахар. Как теперь быть с доказательством?

Гемара находит доказательству дополнительное подтверждение. В случае грабежа шоэль обязан выплатить стоимость утраченного объекта сразу же, а шомер сахар - только в ситуации, когда дает ложную клятву. То есть, получается, что и в этой позиции его, шоэля, ответственность - сильней. Следовательно, логический прием каль ва-хомер («тем более») - действителен.

Мы привели это рассуждение, как пример тонкого анализа. Таких примеров, надо сказать, в Талмуде - бесчисленное множество.

 

Лист 96

26.02.02

Талмуд, как всегда, старается очертить границы действия того или иного закона. Не забудем, что одна из задач Талмуда — заложить фундамент законов еврейского образа жизни, и уже на этом фундаменте можно выстраивать конкретные ѓалахические решения во все времена.

В обзоре листа 94 (см. на сайте обзор листа 94) мы говорили о том, что разбираемая здесь тема — весьма необычна. Речь идет о шоэле — человеке, который взял в долг (бесплатно) животное или орудие труда. Естественно, уровень его ответственности высок. Ведь он получает выгоду и за это не платит.

Однако, если, беря напрокат животное, шоэль просит хозяина животного участвовать в работе (неважно — за деньги или бесплатно), он, шоэль, от значительной части ответственности освобождается. И это звучит, по меньшей мере, неожиданно.

При всем том не имеет значения, если с животным случилась беда (скажем, животное умерло), был ли хозяин рядом с ним в тот момент или отсутствовал.

Очевидно, что такой “неординарный” закон требует детального рассмотрения и выяснения четких границ его применения.

Учитель Талмуда, то есть — амора четвертого поколения Рами бар Хама (первая половина 4-го века) выдвигает целый ряд вопросов, которые помогают эти границы очертить. Рассмотрим некоторые из них. Но прежде — несколько слов об этом Учителе.

Раби бар Хама был учеником, а в последствии — зятем крупнейшего Учителя третьего поколения — рава Хисды.

Был старшим товарищем самого большого Учителя своего поколения — Равы. Они были настолько дружны, что после смерти Рами бар Хамы Рава женился на его вдове.

У Рами бар Хамы были две дочери. Одна вышла замуж за редактора всего Вавилонского Талмуда — рава Аши. Другая стала матерью одного из крупнейших Учителей времен завершения Талмуда, которого звали — Амеймар.

Теперь вернемся к поднятым Рами бар Хамой проблемам.

  1. Какова мера ответственности шоэля, если он одолжил животное (в наше время — скажем, “Мерседес” 600-й модели) не для работы, а для того, чтобы создать в чьих-то глазах “благоприятное” впечатление? С одной стороны, может быть, все дело — в самой ценности объекта (тут речь идет об объектах достаточной ценности), и тогда шоэль несет полную ответственность за все, что с объектом происходит. Другое дело, если за основу берется участие одолженного объекта в конкретной деятельности, а в данном случае животное не работает (“Мерседес” стоит у подъезда).
  2. Одолженный объект совершает работу, но — мелкую, которая, допустим, оценивается в один доллар в день или меньше. Проблема тут та же: как данная ситуация влияет на уровень ответственности шоэля? Ведь шоэль несет повышенную ответственность за одолженный объект, извлекая реальную выгоду и почти ничего не оплачивая. Здесь же доход — ничтожный.
  3. Положим, шоэль одолжил две коровы. И обе эти коровы вместе (именно вместе, а не по отдельности) делают работу достаточно ценную (как минимум, на два доллара в день). Но по отдельности их работа считается мелкой. С какой точки зрения рассматривать проблему? Оценивая ситуацию с позиций хозяина и шоэля, мы делаем вывод, что шоэль обязан платить за гибель даже одной коровы. С “точки зрения” одолженного животного (если берется за основу его ценность), ответственность шоэля — не автоматическая, и решение проблемы зависит от выводов, сделанных при рассмотрении второй проблемы.
  4. Шоэль одолжил корову у двух совладельцев, а одного из них нанял для работы. Свободен ли он от ответственности в этом случае? То есть проблема состоит в том, достаточно ли для освобождения от ответственности нанять “часть хозяина” (одного из совладельцев) или для этого требуется нанять хозяина “целиком” (обоих совладельцев)?
  5. Эта проблема аналогична четвертой. Но здесь у одного хозяина одалживают корову два человека...

Ответы на поставленные вопросы столь сложны, что эти проблемы стали предметом оживленных дискуссий, которые велись свыше тысячи лет после Рами бар Хамы. Естественно, для каждого отдельного случая всегда существовала определенная практическая ѓалаха, но споры по ходу теоретического анализа велись до недавнего времени.

 


Лист 97

27.02.02

Существует еще одна причина, по которой шоэль освобождается от ответственности: если животное, которое он одолжил для конкретной работы, умирает именно от этой работы; или предмет, скажем, одолженный для конкретного использования, ломается в процессе работы. Здесь, естественно, подразумевается, что все виды работ были заведомо предусмотрены, и хозяин, одалживая животное или инструмент, знал, на что идет.

Талмуд анализирует случай с кошкой, которую взяли, чтобы она переловила мышей. Однако, как сообщает Гемара, мыши “объединились и убили кошку”. Должен ли шоэль в такой ситуации оплатить стоимость животного?

Дело это разбиралось в суде, на котором председательствовал сам редактор Талмуда — рав Аши (начало 5-го века). Суд решил: поскольку шоэль взял кошку для конкретной работы, и факт, что мыши объединились, редкий случай, который шоэль не мог предвидеть; поэтому от ответственности он освобождается.

Приводится в Талмуде и другой случай с кошкой. Тут кошка погибла от того, что сама съела мышей. Суд постановил, что такой исход дела тоже не предсказуем, но некая доля ответственности на шоэле все же была — он обязан был предупредить хозяина кошки, что в его доме много мышей.

Талмуд возвращается к теме освобождения шоэля от ответственности, если он нанял для помощи в данной работе хозяина животного или инструмента (см. на сайте обзор листа 94). И приводит такую ситуацию: ученик (в роли шоэля) одолжил животное у своего Учителя, который дает ему уроки Торы. Спрашивается: можно ли считать, что ученик нанял Учителя (бесплатно), и, исходя из этого, освободить ученика от ответственности за одолженное животное, или — нельзя, потому что Учитель сам определяет, какой трактат надо изучать (хотя внешне как будто бы Учитель “обслуживает” ученика)?

Талмуд приходит к выводу: если учитель определяет, что должен делать ученик, он у ученика — не на службе. Если же темы уроков задаются “извне”, Учителя можно рассматривать, как человека, который находится на службе у учеников.

Следующая Мишна рассматривает спорные случаи, возникающие, когда человек берет животное (скажем, напрокат — rent), и за часть времени платит, а за другую часть — нет, становясь на неоплаченный им период шоэлем.

Анализируются случаи, когда животное погибло, и неизвестно, в каком “статусе” оно находилось в момент гибели.

В Мишне читаем:

Некто одолжил животное — за один день заплатил, на другой — хозяин дал ему (животное) бесплатно. И животное умерло. Хозяин сказал: оно умерло во время “бесплатного проката”... а тот, кто взял, ответил: “не знаю, когда это случилось”; он несет ответственность (как шоэль)... Если же (произошло обратное), и хозяин не был уверен, а тот, кто взял — уверен, то он не платит. Если же хозяин говорит с уверенностью и арендатор — тоже, арендатор дает клятву (что животное в этот момент было взято за деньги) и не платит.

Если же оба они не уверены, то деньги делят пополам (иначе говоря, арендатор, он же — шоэль, отдает половину стоимости животного).

В этой Мишне заложены несколько принципов. Часть из них разбиралась еще в первой главе трактата, посвященной справедливому разделению имущества. Часть будет анализироваться на следующем листе.


Лист 98

28.02.02

Талмуд начинает обсуждать Мишну, чтобы установить, как ее текст согласуется с двумя подходами к разрешению вопросов о спорном имуществе. Каждый из подходов раскрывает определенную грань Истины. И нам надо будет понять, “содержит” в себе Мишна оба подхода или склоняется в какую-либо сторону.

Это важно вот почему. Мишна представляет собой ядро, фундамент всей Устной Торы. Любой подход к раскрытию Истины должен вытекать из нее. Если нам удастся показать, что в Мишне содержатся оба, как будто бы даже противоположных подхода, это укрепляет их и делает более “обоснованными”. Если в Мишне обнаружится лишь один из двух подходов, понадобятся дополнительные усилия, чтобы найти подтверждение второму. А это не всегда просто и препятствует выводу практического закона (ѓалахи).

То, что оба (на первый взгляд, противоречивых) направления открывают грани Истины — аксиома. Ведь все высказывания Учителей тщательно перепроверялись редактором Талмуда и его коллегами, чтобы в тексте не было ошибок. А истинность самих слов гарантирована высочайшим (и не доступным нашей оценке) духовным уровнем Учителей Талмуда. За их, нередко простыми, высказываниями кроется глубокое понимание самой сути всего окружающего мира и духовных слоев.

Талмуд формулирует логику двух подходов к проблеме, выстраивая модели ситуаций.

Основная ситуация такова. Некто заявляет другому: ты должен мне 100 зуз (денежная единица). Тот отвечает: я в этом не уверен. Суд фиксирует эти слова, и ответчик должен платить. Это определение дано великими учителями (амораим второго поколения) — равом Гуной и равом Иегудой.

Однако рав Нахман и раби Йоханан (их современники) говорят: не должен ответчик платить, пока истец не приведет доказательства.

На первый взгляд, кажется, что наша Мишна, высказываясь о человеке, который наполовину — шоэль, наполовину — арендатор (см. обзор листа 97), склоняется в сторону первого подхода к проблеме и совсем не совпадает со вторым.

Однако Талмуд, углубляясь в текст Мишны, находит, что там речь может идти о случае, когда ответчик (он же — шоэль/арендатор) уже обязан был дать клятву из-за какого-то предыдущего спора, а по законам Торы, если он обязан клясться в чем-то одном, то с него можно стребовать клятву и по другому поводу. В нашем случае имеется в виду факт, что животное погибло в период, когда оно было арендовано, а не в момент, когда им пользовались бесплатно.

И тогда, по тексту Мишны, хозяин говорит: я уверен, что животное погибло, когда им пользовались бесплатно. В этом случае ответчик должен будет заплатить.

Ответчик, в свою очередь, говорит: я не уверен... Но он уже должен был дать клятву по какому-то другому поводу, а здесь — отказывается. И этот отказ означает, что он обязан заплатить. И в результате получается, что Мишна совершенно не противоречит подходу к проблеме рава Нахмана и раби Йоханана.

Данным рассуждением Талмуд все же не удовлетворяется. И приводит еще несколько доказательств. Но суть их одна — продемонстрировать, что Учителя Талмуда твердо опирались на фундамент Мишны, даже когда, формулируя законы, выдвигали как будто бы противоположные подходы к проблемам.


Лист 99

01.03.02

Новая Мишна уточняет ситуацию, в которой хозяин имущества или шоэль (кто-то один из них) воспользовался услугами посредника, передав (получив) через него животное или какой-либо предмет.

В этой Мишне читаем:

Если человек одолжил животное (и стал шоэлем), и хозяин отправил ему животное со своим сыном, или слугой, или посланником; или в случае, когда хозяин передал животное сыну, слуге или посланнику шоэля, и животное (по дороге к шоэлю) умерло, шоэль материальной ответственности не несет.

Однако, если шоэль (по своей инициативе) сказал владельцу: отправь мне (животное) с твоим сыном, слугой или посланником; или — с моим сыном и т.д., и животное (в дороге) умерло, шоэль отвечает.

И точно так же, если владелец сказал шоэлю: отправляю тебе с моим или твоим сыном и т.д., и шоэль произнес (при свидетелях): отправь, он (шоэль) отвечает.

И точно так же (в обратной ситуации), если шоэль возвратил животное с кем-то из людей, назначенным владельцем, ответственность несет владелец (с момента передачи животного или предмета владельцу).

По ассоциации с темой Мишны, Талмуд начинает исследовать тему ответственности шоэля, не затрагивая проблемы, связанные с передачей объекта аренды через посланника.

Выдвигается вопрос: с какого момента шоэль отвечает за взятую вещь?

Проблема, на первый взгляд, кажется искусственной. Вроде бы и так ясно: взял — отвечает. Но что означает — “взял”?

Раби Ами (амора — Учитель Талмуда из Эрец Исраэль, 3-й век) определяет, что шоэль с момента, когда он дотронулся до предмета рукой или повел животное, отвечает за взятый объект — по законам Торы.

Раби Элазар (амора — Учитель Талмуда из Эрец Исраэль, чуть старше по возрасту раби Ами) говорит, что несет ответственность за взятый объект только с того момента, когда предмет или животное попадают в его владение.

По постановлению Учителей (ми де-орайта) шоэль отвечает с момента, когда он дотронулся до предмета рукой (как у раби Ами), однако Учителя признают, что, строго говоря, по законам Торы он несет ответственность только после того, как животное или предмет попадает в его владение (как у раби Элазара).

На практике (и это разбирается на нашем листе) различие между подходами к проблеме раби Ами и раби Элазара проявляется, когда речь идет о предметах, принадлежащих Храму. Ибо в этом случае имеет значение, кто возложил на человека ответственность — сама Тора или Учителя.

Рав Гуна (амора из Вавилона, современник раби Ами и раби Элазара) определил, что, взяв объект, шоэль еще не несет за него ответственность, он в ответе за него с момента, когда начинает им пользоваться. Рав Гуна постановил: пока объект — не в работе, владелец может изменить свое решение и отказать шоэлю — не разрешить ему пользоваться животным или предметом бесплатно.

В заключительной части листа, определяя степень ответственности шоэля, Гемара обсуждает различные тонкости. Задается, к примеру, вопросом — какую сумму должен заплатить шоэль, если взятый им предмет испортился или пропал?

Вопрос этот тоже кажется искусственным. Проблемы вроде бы здесь нет: взял предмет стоимостью 5 зуз (в современном пересчете, скажем, 100 долларов) — столько же заплати. Но ситуация здесь не так проста. Ведь предмет имеет рыночную стоимость. И в момент, когда шоэль брал его, у него была одна цена, а когда сломал или потерял и надо платить, цена стала другой. Вот и возникает вопрос: по какой цене (на момент, когда предмет был взят, или — когда нужно отдавать деньги) взыскивается компенсация?

Ответа Талмуд не дает, и лишь подготавливает фундамент для будущего закона. Эта проблема обсуждалась много лет — вплоть до установления закона в Шульхан Арухе (16-й век). При этом Рамбам (12-й век) и его последователи считали, что выплате подлежит цена на момент, когда взыскивается компенсация. В то время как школа раввинов Франции и Германии (13-15 века) “определяющим” в этом вопросе называли день, когда предмет был сломан или потерян.


Лист 100

02.03.02

Очередная Мишна переходит к спорным вопросам, возникающим между продавцом и покупателем. Они обсуждались в первой главе трактата, но здесь Талмуд возвращается к ним, ибо есть определенная параллель между спором владельца и шоэля и спором продавца с покупателем.

Напомним, что акт продажи передачей денег не завершается. Чтобы считать, что сделка заключена, покупатель должен взять купленную вещь в руки.

Как быть, если речь идет не об обычной продаже, но — о бартере, то есть о такой торговой сделке, когда один товар обменивается на другой?

В этом случае сделка считается завершенной, если одна из сторон берет в руки приобретаемый объект, а вторая сторона, уже автоматически, обязуется взять товар партнера по сделке (подробнее см. на сайте обзоры листа 45 и двух последующих).

Приводим текст Мишны в сокращении:

Человек обменивает корову на осла, и корова отелилась (в процессе обмена, но объективно не установлено, когда именно). Владелец коровы (здесь — в роли продавца) заявляет: теленок родился до завершения сделки. Владелец осла (здесь — покупатель) говорит: после завершения сделки (то есть, корова, а значит, и теленок, уже принадлежали ему). Они должны поделить стоимость теленка пополам.

Мишна переходит к другому случаю:

Человек имел два земельных участка: один — большой, другой — маленький. (Продал он один из них по устной договоренности, без документа, и возник спор — не о купле-продаже и не о цене, а об объекте продажи). Покупатель говорит: большой я купил, продавец говорит: не знаю. Покупатель получает большой (в обратном варианте — меньший).

Покупатель говорит: я купил большой, а продавец: я продал меньший. Продавец должен принести клятву и оставляет себе больший (участок).

Если оба говорят “не знаю”, они делят все пополам.

Талмуд анализирует начало Мишны и высказывает удивление: почему надо делить стоимость теленка? Ведь у нас есть железное правило — презумпция невиновности. В данном случае это правило звучит так: имущество принадлежит тому, у кого оно находится. Другая сторона, оспаривая этот факт, должна привести доказательства обратного.

И тогда, говорит Талмуд, надо просто посмотреть, на чьей территории в момент возникновения спора находится корова с теленком. И пусть другая сторона доказывает, что теленок принадлежит ей.

Талмуд приводит решение проблемы от имени Шмуэля (амора — Учитель Талмуда первого поколения, начало 3-го века) и сообщает: Мишна имеет в виду, что акт продажи проходил на нейтральной территории, и поэтому метод “принадлежит тому, на чьей территории находится” здесь не годится.

Тогда надо считать, — возражает Гемара, — что объект остается во владении продавца, и приводить доказательства — дело покупателя.

Талмуд все же находит способ обосновать Мишну. Он говорит, что здесь следует воспользоваться подходом к проблеме Сумхоса (вторая половина 2-го века; ближайший ученик великого раби Меира). По принципу Сумхоса, во всех случаях, когда имущество оспаривается, а доказательств нет, стороны делят его пополам.

Читатель может удивиться: о чем тут идет спор? Есть “Принцип Сумхоса”, Мишна ему соответствует — что еще неясно?

Однако дело в том, что подход Сумхоса к проблеме и вообще — всей школы раби Меира, отличался такой глубиной (это не просто слова — “делить пополам”, здесь — видение устройства Мира), что Учителя постановили: если Мишна строится на принципах раби Меира (и его школы), она принимается только в случае, если других, противоречащих ей, подходов к проблеме нет. Но в случае, подобном нашему, они существуют. Это и поставило Талмуд в затруднительное положение.

И действительно, даже в тексте Мишны о проданном участке земли мы видим, что в определенных случаях у продавца есть возможность дать клятву. И тогда имущество не делят.

Практическая ѓалаха не принимает позицию Сумхоса. А выведенный им принцип “делить спорное имущество пополам”, по относительно недавно вынесенному решению Виленского Гаона (раби Элиягу, конец 18-го века), используется лишь в одном случае: когда обе стороны не уверены в том, о чем говорят.

В остальных ситуациях действует общий Принцип: спорное имущество принадлежит тому, у кого оно находится. Другой стороне, чтобы выиграть, нужно привести доказательства обратного.

 

Автор текста Элиягу Эссас



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Как связаны Песах и Суккот?


Поиск по сайту:

New Page 1



 


 

 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля