РЕЭ 
"РЕЭ"
РЕЭ 
Элиягу Эссас: текст обращения к посетителям сайта Чтение текста
Афтары

"РЕЭ"

Август 13, 2020   23 Ав 5780

До субботы - 2 дня

New Page 1
  
Главная страница  
Анализ новостей  
Дайджест  
Недельная глава    
Комментарии (видео)   
Комментарии (текст)   
- Чтение            
Праздники   
Лист Талмуда   
Мишна, главы   
(видеокомментарии)
   
Заповеди Торы   
Уроки по Теилим   
Спроси у раввина    
- Ответ дня       
- Блиц-ответы   
- Видео-ответы   
Афтарот    
- Комментарии   
- Чтение            
Аспекты Галахи   
Этика   
Культура   
Личность   
К размышлению   
Женский   
дневник
   
Медицина   
Психология   
Библиотека   
Аудио и Видео уроки   
Объектив   
Видео   
конференции
   
Отзывы и    предложения   
Почта   
English   
 

        
Иерусалим
Москва
Киев
Минск
Нью-Йорк


Курс шекеля
Курс рубля
                  
                                   

  Поиск на сайте:  

 
Праздники и памятные даты:

Все еврейские даты начинаются накануне вечером!
 
Рош а-Шана
1-2 Тишри
(19.09 - 20.10.20)
Йом Кипур
10 Тишри
(28.09.20)
Суккот
15-21 Тишри
(03 - 09.10.20)
Шмини Ацерет
Симхат Тора

В Израиле - 22 Тишри
(10.10.20)
В диаспоре - 
22-23 Тишри
(10 - 11.10.20)
Ханука
25 Кислева - 2 Тевета
(11.12 - 17.12.20)
Пост 10 Тевета
10 Тевета
(25.12.20)
Ту би-Шват
15 Шват
(28.01.21)
Пурим
14 Адара
(26.02.21)
в Иерусалиме -
15 Адара
(27.02.21)
Песах
15-21 Нисана
(28.03 - 03.04.21)
В диаспоре 
15-22 Нисана
(28.03 - 03.04.21)
День катастрофы и героизма
27 Нисана
(08.04.21)
День памяти павших 
3 Ияра
(14.04.21)
День независимости Израиля
4 Ияра
(15.04.21)

Лаг ба Омер
18 Ияра
(30.04.21)

День Иерусалима
28 Ияра
(10.05.21) 
Шавуот
6 Сивана
(17.05.21)
В диаспоре 6-7 Сивана
(17.05 - 18.05.21)
Девятое Ава
 9 Ава
(18.07.21)
 



Раздел ведет 
рав Элиягу Эссас
О ЛИСТАХ ТАЛМУДА

О ТАЛМУДЕ


 


О Трактате БАВА МЕЦИА



Лист 2

Лист 2

24.11.01

Трактат начинается с Мишны, которая задает тон всей первой главе:

Два человека (появляются перед судом и при этом) держатся за края талита (накидка). Один говорит: я его нашел. И другой говорит: я его нашел. Один говорит: весь он (талит) - мой. И другой говорит: весь он - мой. (Закон требует, и) первый клянется, что не менее половины принадлежит ему. (После чего) они делят (талит) пополам.

В тексте, как видим, в концентрированном виде дается довольно обширная информация. Двое не просто спорят о талите (кстати, талит здесь, естественно, - лишь пример какого бы то ни было имущества). Оба утверждают, что нашли его. И каждый говорит, что весь он принадлежит ему. То есть имеется в виду, что каждый из вступивших в спор мужчин полагает, что нашел талит раньше другого.

Мы понимаем из текста, что свидетелей (в количестве - не менее двух) на “месте происшествия” не было. Иначе не возникла бы необходимость произносить клятву.

Кстати, о клятве. Наверное, читатель обратил внимание на необычную формулу клятвы: только что человек утверждал - “весь он - мой”, а клянется в том, что ему принадлежит не менее половины найденной вещи.

Эта формула выражает необычайно осторожное отношение к слову. Ведь, если оба клянутся, что завладели вещью целиком, мы с гарантией можем говорить о том, что один из этих людей дает ложную клятву.

Гемара (Талмуд) углубляется в анализ текста Мишны. И выдвигает вопрос: почему здесь не сказано просто - один говорит: “я нашел талит, и он целиком мой”, и другой говорит: “я нашел талит, и он целиком мой”?

В одном из объяснений, которое предлагает Гемара, внимание фокусируется на лексической “неточности” слова нашел. В данном случае оно может использоваться в двух значениях: “увидел” и “взял” в руки. Чтобы отделить обсуждение ситуации (каким способом нашел), от утверждения - “предмет полностью (или его часть) принадлежит мне”, Мишна расщепляет фразу.

Есть и второе объяснение.

В двух фразах, высказанных каждым из оспаривающих свое право на вещь, речь идет о двух разных ситуациях. В первой (“я нашел”), действительно, говорится о том, что вещь найдена. Оба действующих лица нашли данный предмет. Со второй фразой (“он полностью мой”) - иначе. Она может предполагать, что “найденная” вещь была предметом торговли. Оба человека умудрились отдать деньги за одну и ту же вещь, а продавец не помнит, кто был ее первым покупателем.

Далее Гемара делает психологический экскурс во внутренний мир человека.

Может ли случиться такое, чтобы один из “конкурентов” сознательно лгал, утверждая - “я нашел” или - “все - мое”?

И Гемара рисует такую возможность. Некто находит вещь (в данном случае - талит). Другой думает: эта вещь досталась ему просто так, вроде бы, и не заслуженно. И вообще у него много вещей. А у меня - мало. Пойду и тоже схвачу ее. И буду требовать себе. В конце концов, тот же не заработал эту вещь, а - нашел...

Вероятность подобного рассуждения существует и в случае “все - мое”. Человек платит за вещь, а она у продавца - в единственном экземпляре. Другой размышляет: эта самая вещь мне очень нужна. Найду-ка я способ всучить деньги продавцу, и заберу ее себе. А первый?.. Он же получит свои деньги обратно (дескать, в результате деньги я у него не украду)!.. Пусть найдет такую вещь где-нибудь в другом месте. А я уже буду такой вещью владеть...

Мишна, по сути, в одной фразе определяет две базовые ситуации, - заключает Гемара. И продолжает: поэтому здесь вводится обязательная клятва, чтобы уменьшить вероятность нечестных поступков.

Лист 3

25.11.01

В конце предыдущего листа Гемара поднимает такой вопрос: может ли быть, чтобы наша Мишна противоречила принципам, изложенным учеником раби Меира - Сумхосом?

Сумхос говорил: спорное имущество надо делить, не требуя клятвы, чтобы лишний раз не ставить человека в такое положение, когда он способен поклясться во лжи.

Гемара не может просто так оставить этот вопрос без ответа. Хотя бы потому, что Сумхос был близок к раби Меиру, который по сути сформулировал почти весь текст Мишны - всех ее шести разделов.

И Гемара, вскрывая интересную грань Истины, отвечает: действительно, надо стараться избегать клятв, даже в таком случае, который приводится в Мишне. Но Учителя (в виде исключения) от своего имени приняли особое постановление: чтобы остановить человека, который допускает в своем поведении “моральные послабления” и может завладеть имуществом другого, нужно требовать клятвы.

И получается, что между принципом Сумхоса и Мишной никакого противоречия нет.

На этот раз раби Йоси (он, как и раби Меир, был учеником великого раби Акивы) высказывает новое возражение: даже если мы вводим клятву, что теряет нечестный человек? Он “схватит” чужое, даст клятву только на половину и будет вполне удовлетворен тем, что сумел приобрести.

Поэтому раби Йоси предлагает: пусть в спорных случаях найденные вещи остаются в суде; тогда нечестному человеку не будет смысла забирать чужое.

Раби Йоси был бы совершенно прав, - отвечает на это Гемара, - если бы мы точно знали, что один из двух - нечестный человек. Но в нашем случае весьма велика вероятность, что оба нашли вещь одновременно (или оба за одну и ту же вещь действительно заплатили продавцу).

Теперь Гемара возвращается к самому началу Мишны и пристально вглядывается в каждое слово. В первой фразе сказано: Два человека держатся за края талита.

Почему Мишна приводит маловажную, казалось бы, подробность, что они держатся именно “за края”? Какая информация заключена в этом?

И тут Гемара от имени раби Хии, который был учеником раби Иегуды а-Наси (редактора Мишны), приводит такой закон: Один человек говорит другому - ты мне должен сто шекелей; а тот отвечает - ничего я тебе не должен; приходят свидетели и говорят, что “ответчик” должен пятьдесят; он обязан, естественно вернуть пятьдесят шекелей и при этом поклясться, что оставшиеся пятьдесят он не должен.

Этот закон совсем не так прост, как может показаться. Ведь мы помним, что еврейский закон очень бережно относится к каждому произнесенному слову и не требует без особых причин произносить клятву.

В самом деле: свидетели подтвердили, что “ответчик” должен только половину от требуемой суммы (50 шекелей). Так почему же возникает необходимость клятвой подтверждать, что еще 50 шекелей не входят в сумму долга?

Отметим, что в Торе есть другой, весьма интересный закон. Если кто-то взял деньги в долг или вещь - в залог, а потом, когда кредитор (хозяин) предъявит свои претензии, и должник заявит, что справедлива лишь часть его требования, он отдает эту часть, а об остальном - должен поклясться (книга Шемот, гл. 22, ст. 8).

Раби Хия признание должника о части долга (должен, скажем, только 50 шекелей) и показания свидетелей, что он должен как раз эти 50 шекелей, - уравнивает. Тора требует давать клятву только в случае, когда человек сам признается... Но могут ли свидетельские показания “весить” меньше, чем “добровольное признание” самого должника? Ведь в других ситуациях только на основании свидетельств в суде могли приговорить к смертной казни!

Это - сложный вопрос. Гемара приводит доводы “за” и “против”.

Лист 4

26.11.01

Так или иначе, Гемара устанавливает связь логики раби Хии с текстом нашей Мишны. Нет, не случайно в Мишне говорится, что оба держались за края талита. Этим подчеркивается, что мы (допустим, в суде) видим и можем свидетельствовать, что какая-то часть вещи уже находится в руках каждого, оспаривающего свое право на нее. И это напоминает ситуацию, когда один требует 100 шекелей, а другой говорит - “вот тебе 50”.

Так и здесь, в Мишне. Один человек требует себе вещь полностью. Другой, как бы, все отрицает. Но мы свидетельствуем, что часть этого талита принадлежит первому человеку. То есть, смысл нашего свидетельства такова: доля правды в словах первого человека есть. И тогда, как следует из высказывания раби Хии, второй должен поклясться относительно оставшейся части.

Мы излагаем все это в упрощенной форме. В тексте Талмуда много тонких рассуждений о разных гранях Истины, заключенных в подходе к проблеме раби Хии.

Гемара, казалось бы, нашла полное обоснование клятвы в нашей Мишне (из слов раби Хии и при поддержке закона Торы моде ба-микцат - признающий часть требований).

Но рав Шешет (амора - Учитель Талмуда конца 3-го века, о котором говорили, что его логика крепче железа и который повторял весь текст Мишны и сопутствующие законы каждые 30 дней) предложил все же еще более тонко проанализировать ситуацию. Ведь, когда человек говорит (как в Торе): “вот это - бери” и потому должен поклясться относительно оставшейся части, он еще ничего не отдал. Он только признал факт. Здесь же, ситуация, пусть не намного, но все-таки - другая: он не говорит - “бери”, часть имущества (талита) уже находится в руках первого. Так вот, - говорит рав Шешет, - когда часть того, что требуют, немедленно отдается (или, как в Мишне, уже принадлежит предъявляющему претензию) - это не слишком похоже на ситуацию, приведенную в Торе. А поэтому вовсе не очевидно, почему Мишна требует клятвы.

И действительно, закон (ѓалаха) в Шульхан Арухе, того, кто немедленно, на месте, отдает часть востребованного имущества (долга), в основном освобождает от клятвы насчет остального. Как же быть с нашей Мишной?

Гемара открывает новую серию логических построений.

Приводится случай с найденной долговой бумагой, на которой все есть, но стерта цифра, обозначающая сумму долга, и сохранилось лишь слово, к примеру, - “тысячи”. Сколько тысяч - две, три или, скажем, двадцать две - должен один человек другому, из расписки неясно.

Допустим, некто (истец) по этой бумаге требует, чтобы должник (ответчик) вернул ему пять тысяч. Ответчик же утверждает, что должен истцу лишь три тысячи.

Гемара приводит две грани Истины. Она из них высказана раби Шимоном бен Элазаром, который говорит: это напоминает закон моде ба-микцат (о признающем часть иска). Согласно этому закону, ответчик отдает три тысячи и клянется, что еще две в сумму долга не входят.

Фактически, ответчик делает истцу “подарок”, - говорит раби Акива, - Ведь он мог утверждать, что должен две тысячи (не три, как он признал). Дело здесь в том, что слово “тысячи” указывает на сумму - не менее двух тысяч. Так что ответчик мог бы признать по минимуму.

Не наказывают клятвой того, кто “сделал подарок”, - продолжает раби Акива, - точнее - как бы “вернул утраченное”. Можно считать, что истец никогда не увидел бы эту тысячу (сверх двух), если бы ответчик сам не включил ее в сумму своего долга.

Ѓалаха следует логике раби Акивы. И мы видим, что признание части долга может освобождать от клятвы. Однако здесь вновь возникают трудности с Мишной, которая требует клятвы. Как быть?..

Лист 5

27.11.01

Гемара, как это часто бывает в Талмуде, временно оставляет эту проблему и рассматривает вопрос, связанный с ней лишь косвенно: можем ли мы вообще доверять человеку, точнее - его клятве, если сам факт, что он должен поклясться, возможно, - следствие его отрицания правды? Ведь нельзя совершенно исключить вероятность того, что ответчик солгал.

Гемара рассматривает конкретный случай, который произошел в те времена.

Некий пастух принял от владельцев овец, чтобы вывести их на пастбище. Вечером, когда хозяева скота потребовали вернуть животных, он заявил, что в этот день вообще не собирал стадо.

Свидетели дали показания: они видели, как пастух зарезал двух барашков и преспокойно пировал с “шашлыками”.

Раби Зейра (амора - Учитель Талмуда в Вавилонии; 4 век) сказал: “Принцип раби Хии (см. Лист 3) указывает: пастух должен поклясться, что не принимал в этот день остальных животных”.

Ответил ему Абайе (один из самых великих Учителей Талмуда конца 4-го века): “Как этот человек может давать клятву? Ведь он - просто вор!”.

Раби Зейра уточняет: “В случае, если свидетели (частично) уличили пастуха, хозяева животных обязаны дать клятву”.

Принцип, когда клятву дает не ответчик, а - истец, существует в законах Торы. Он предусматривает ситуацию, когда клятву должен бы дать ответчик, но ему не доверяют (скажем, в прошлом он давал ложную клятву и был в этом уличен)...

Этот рассказ помогает разобраться в проблеме, которая анализируется в предыдущих листах, ибо подводит к такой идее: когда двое держатся за талит, и каждый клянется, возможно, они дают клятву не за себя (что не просто), а “вместо” другой стороны.

Однако, даже если учесть эту идею, логическое построение все равно остается достаточно зыбким. А потому пока мы не можем утверждать, что смысл Мишны нам ясен. Гемаре потребуется еще несколько попыток, чтобы избрать логические подходы к углубленному пониманию Мишны.

Лист 6

28.11.01

В конце концов, выстраивается подход раби Йоханана (крупнейший амора - Учитель Талмуда; жил в Эрец Исраэль; вторая половина 3-го века), который заключается в том, что клятву установили Учителя - для того, чтобы нечестный не смог присвоить чужое.

И все же остается проблема. Можно ли доверять клятве человека, которого мы подозреваем в том, что он испытывает желание присвоить чужое?

Прежде всего, Гемара делает попытку обосновать доверие законом Торы - моде ба-микцат (когда человеку, признавшему часть долга, предоставляют возможность дать клятву). И находит в нем психологическую основу человеческого поведения. Тот, кто признает часть иска, делает это не из дурных намерений. Он не стремится присвоить то, что ему не принадлежит. Он лишь намерен оттянуть время, с тем, чтобы остальное вернуть позже. И поэтому отсюда не следует, что мы доверяли бы клятве в другом случае.

Однако, если проанализировать логику рава Нахмана, раби Хии и рава Шешета (об этом мы говорили в обозрении листов 3-5, но касались темы весьма поверхностно), станет очевидным, что эти Учителя не проявляют недоверия по отношению к тому, кто дает клятву.

И тут Гемара переходит к анализу высказывания Абайе (амора - великий Учитель вавилонских иешив 4-го века). Абайе говорит, что мы в принципе не доверяем клятве человека, позарившегося на чужое. Но наша Мишна («Двое держатся за талит») предписывает принести клятву совсем по другой причине. Мишна не усматривает жульничество ни с одной, ни с другой стороны. Но предвидит ситуацию (как наиболее вероятную), когда один из оспаривающих свое право на вещь имеет к другому давнюю претензию. Скажем, тот в прошлом не отдал ему долг. И вот он, схватив талит, хочет, хотя бы таким путем, вернуть себе, в общем-то, свои законные деньги.

Но если так, возражает Гемара, тем более, зачем давать клятву? Пусть первый предъявит доказательства, что второй ему должен, и талит разделят.

Тут, уточняет Гемара, другая ситуация: первый человек не уверен, вернул ли ему долг второй человек, и схватил талит - «на всякий случай».

Возникает вопрос: не сложится ли ситуация, в которой он и клятву даст «на всякий случай»?

Нет, говорит амора - рав Шешет, сын рава Иди: в материальных вопросах люди способны пойти на сомнительные действия, но побоятся давать клятву, если сами не уверены, что она будет правдивой.

Лист 7

29.11.01

В предыдущем листе Гемара сделала отступление от основной темы и задала вопрос: если двое оспаривают друг у друга имущество (как в примере с талитом), может ли один из них отказаться от своей доли и «посвятить ее Всевышнему»? Дескать, коли ты оспариваешь то, что принадлежит, как я считаю, мне, то я отдаю эту долю на общественные нужды (скажем, на осуществление работ в Храме).

Но здесь есть некая тонкость. Может ли человек посвятить Всевышнему то, что принадлежит ему не на все 100% и пока - под сомнением?

Казалось бы, жертвовать имущество на общественные нужды - благородное дело. Но какова должна быть степень уверенности, что ты отдаешь свое?

В таком вопросе есть параллели с клятвой по поводу «сомнительного имущества». Об этом как раз и говорил Абайе.

Гемара рассматривает законы, связанные с отделением десятины от прироста скота. В Торе сказано, что каждое десятое животное стада надо отдать Всевышнему (коэнам - служителям Храма, не имеющим права владеть собственной землей и домашним скотом).

Чтобы отделение было объективным (выбирать не лучшее и не худшее животное) следует пропускать стадо через узкую калитку, отмечая каждое десятое животное. Что делать, если отметина плохо видна (или не видна вовсе), а помеченное животное вернулось в стадо, которое еще не прошло отбор? Ведь, с одной стороны это животное уже выбрали, но, с другой, если забыть об этом и снова пропустить его через калитку, «десятым» может стать животное, которое - не случись непредвиденной путаницы - не попало бы в число отделенных.

Разбирая эту проблему, Гемара вновь приближается к нашей Мишне, предлагая анализ такого случая: двое держатся за долговой вексель; один говорит - я уже оплатил долг, другой - ты мне долг не вернул.

Обозначим проблему. Может ли повлиять на исход дела факт, что одна из спорящих сторон «завладела» той частью векселя, в которой содержится основная информация. Приобретает ли этот человек в глазах судей больший «вес», по сравнению с тем, у кого в руках оказалась несущественная часть документа?

А если мы имеем дело с талитом (накидкой)?..

Лист 8

30.11.01

Рассматривая тему, Гемара плавно переходит к другой проблеме. Поскольку в ходе обсуждения появилась идея различий в «весомости», идея сравнения степени «важности» спорных частей имущества, возникает и такой вопрос: можно ли считать, что больше правды в словах того, кто, претендуя на вещь, озабочен не собственным благом, но отстаивает, допустим, интересы своего товарища? К примеру, один говорит: «это - мое», другой - «я приобрел это для товарища»...

Но в этом есть весьма принципиальный момент. Положим, человек находит на улице предмет и поднимает его. В праве ли он «приобрести» его для товарища? Или же, для того, чтобы распоряжаться найденным предметом по своему усмотрению (в частности, отдать товарищу), он должен вначале стать законной собственностью нашедшего?

Гемара тонко исследует человеческую психологию. Конкретно - «точки пересечения» альтруизма с эгоизмом. В ситуации, когда человек говорит: «это - мое, но я отдаю это товарищу, или, как говорилось при обсуждении листа 7 - Всевышнему»...

Более подробно тема рассматривается во второй Мишне главы (лист 10). Но уже здесь приведем практический вывод, который дается по этому поводу в Шульхан Арухе: человек может приобрести вещь для товарища (и он с первой секунды будет ее владельцем), но желательно, чтобы перед приобретением он об этом сказал.

Подготавливая нас к восприятию следующей Мишны, Гемара переходит к анализу деталей приобретения животных. Например, животное заблудилось в поле, и установить, кто является его хозяином, в принципе невозможно...

Лист 9

1.12.01

Гемара рассматривает способы «присвоения» животного. Можно, к примеру, сесть на него верхом, можно вести за узду, можно погонять его... Дело здесь в том, что считается нормальным, обычным «методом» управления движением животного. Правильный выбор «метода управления» животным и есть способ его приобретения.

К примеру, человек привел найденного осла за узду или приехал верхом на потерявшемся верблюде... Если кто-то станет оспаривать его право на этого осла или на этого верблюда, в глазах судей такие способы присвоения потеряют в «весе», ибо они не рассматриваются как вполне традиционные.

Более того, развивая идеи Мишны и ее обсуждения на листах 2-5, Гемара, пользуясь определением рава Аши, приводит нас к выводу: если один (человек) сел на осла, а другой ведет его за узду, приобретает осла тот, кто оседлал его, а другой, что взял узду в руки, может претендовать лишь на стоимость той части узды, которая оказалась в его руках.

Приближаясь к завершению Мишны, Гемара сообщает еще одну тонкость: в поле животное приобретают, если едут на нем; если же животное потерялось в городе, его приобретает тот, кто ведет его за узду - в городе ездить верхом не принято. То есть по сути вводится такое понятие: наиболее действенным считается тот метод, который принят в данной местности (в поле «законным» будет один способ, в городе - другой).

Подведем итоги обсуждения Мишны. Даже по нашему беглому обзору текста можно судить, сколь обширна заключенная в ней информация. Основная идея содержится в словах раби Йоханана: от спорящих сторон требуют произнесения клятвы, чтобы те, кто стремится к легкой наживе, боялись безосновательно присваивать чужое имущество.

При этом большой вес имеет логический подход к проблеме раби Хии (см. Лист 3 и 4). Однако наша Мишна все же строится на том, что в руках оспаривающих свое право на то или иное имущество находится хотя бы какая-то его часть. Поэтому возражения Сумхоса, раби Хии и других, хотя они и раскрывают Грани Истины, не могут поколебать установление нашей Мишны: имущество делят, но при этом требуют принести клятву.

Автор текста Элиягу Эссас

 



2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119

Новая страница 1



 

ВСЕ ТРАКТАТЫ:

Шаббат

Йома

Хуллин

Менахот

Зевахим

Авода зара

Шевуот

Макот

Санѓедрин

БАВА БАТРА

БАВА МЕЦИЯ

БАВА КАМА

СОТА

 

К началу

 

Как стать олигархом?


Поиск по сайту:

New Page 1



 


 

 
New Page 1

Главная страница  |   Анализ новостей  |   Дайджест
Недельная глава   |   Праздники   |   Лист Талмуда  |   Женский дневник   
Спроси у раввина:   /   Ответ дня  /   Блиц-ответы
Объектив  |   Афтарот  |   Заповеди Торы
Этика  |   Видеоконференции  |   Культура  |   Личность
К размышлению  |   Медицина  |   Психология 
Библиотека  |   Аудио-уроки  |  


Посещайте наш сайт ежедневно!

Обновления сайта производятся каждые 2 часа ежедневно
(кроме субботы и праздников) до 22 часов по израильскому времени

Присылайте Ваши предложения и пожелания по адресу: webmaster@evrey.com

logo ©

© 2001 Evrey.com  



New Page 1


 
 
  Лучшие Сайты
Израиля