Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


5 тишрея 5761 года

8 тишрея 5761 года (25 сентября 2001)

ТРАКТАТ Бава Кама

Лист 60

 

Из четырех основ (земля, вода, воздух и огонь) Всевышний создал неживую природу, растительный и животный мир, человека. Наша традиция говорит о том, что творения соответствуют этим основам. Человек, в частности, связывается с огнем. Очевидно, потому, что огонь наделен гигантской разрушительной силой. И созидательной. Так же и человек...

Гемара обсуждает проблемы ответственности человека за разожженный им огонь.

Если огонь сжег деревья или подпалил камни и землю на чужом поле, тот, кто развел костер, должен компенсировать ущерб хозяину участка. Ибо заповедал Всевышний: “Если выйдет огонь и найдет (охватит) колючки (тернии), и съест (огонь) копны или колосья или поле, заплатить заплатит разжегший пожар” (Шемот, 22-5).

Употребленное в цитате слово “поле” служит основание для того, чтобы заключить: виновник пожара несет ответственность даже в том случае, если пламя подпалило лишь землю и камни.

Комментаторы дают к этому отрывку такое пояснение: конечно, огонь не может сжечь землю и камни, но он в состоянии причинить им вред. Отсюда выводится правило: человек в ответе за любой ущерб, который нанесен разожженный им огонь.

Наши Учителя всесторонне анализируют каждое слово, произнесенное Всевышним и записанное Моше-рабейну.

Зачем Творец дает конкретное перечисление — “колючки”, “камни”, “колосья”, “поле”... — спрашивают они. — Если человек в ответе за любой ущерб, все это кажется излишним.

Это перечисление необходимо, — отвечает Гемара. — Если бы говорилось лишь о колючках, можно было бы предположить, что Тора обязывает платить лишь за колючки, поскольку на поле они уязвимы в первую очередь. Что же касается копны соседа, вряд ли человек допустит, чтобы она сгорела. Если бы речь шла только о копне, можно было бы подумать, что лишь за нее виновный должен платить. Ибо сгоревшая копна — большой убыток. А колючки... Убыток невелик. За них платить не нужно.

Зачем Всевышний произнес слово “колос”? Чтобы мы обратили внимание: колос растет на открытом месте. Следовательно, за любую вещь, которая находится в открытом месте, обязан заплатить тот, кто разжег пожар. Но если она скрыта от глаз, этот убыток не компенсируется.

Но как же тогда раби Иегуда утверждает, что платить надо за все, в том числе, за вещи, которые находились в укрытии? — спрашивает Гемара. — Как он объясняет, зачем в приведенном отрывке дается слово кама (колос, нива)?

И объясняет: это слово, как говорит раби Иегуда, указывает на ответственность виновника пожара за пострадавших животных или деревья, которые стояли на поле, куда перекинулось пламя.

Некоторые Учителя утверждают, что слово кама содержит намек на то, что компенсации подлежит все, что связано с землей. Другие прочитывают его так: под ним подразумевается все, что стоит или растет на пострадавшем поле, даже если из этих растений не делают копну (например, овощи)...

Гемара возвращается к разногласиям между раби Иегудой и другими учителями. И ставит вопрос: если наши мудрецы говорят, что слово кама дает понять, что за укрытые от взгляда вещи виновник пожара не отвечает, откуда они извлекают урок об ответственности за пострадавших животных и деревья?

Мудрецы обращают внимание на употребленный в цитате союз “или”, — объясняет Гемара. — Ведь сказал Творец: “...или колос”. Из этого они делают соответствующий вывод.

Как трактует союз “или” раби Иегуда? Если бы союза “или” не было, — утверждает он, — можно было бы подумать, что плата взимается лишь в том случае, когда сожжено все поле.

Откуда же наши мудрецы берут сведения о том, что при оценке размеров компенсации учитываются отдельные пострадавшие “элементы”? Эта информация, как они утверждают, заключена во втором союзе “или” — перед словом поле (“или поле”).

Что по этому поводу говорит раби Иегуда?

С его точки зрения, второй союз “или” — стилевой прием. Тора говорит с нами на понятном, привычном языке и поэтому употребляет введенные нами в обиход речевые обороты.

Если бы в выделенном фрагменте было бы упомянуто только “поле”, — завершает разбор фразы Гемара, — мы могли бы подумать, что ответственность возлагается на виновного лишь за то, что на нем стояло или росло. Но поскольку сказано о колючках, копнах, колосьях, мы понимаем, что речь идет и о самой земле и камнях.

Человек в ответе за свои поступки ежедневно, каждое мгновение своей жизни Но на протяжении Десяти дней тшувы (возвращения на пути Торы) между Рош а-Шана и Йом Кипуром эта ответственность увеличивается. В эти дни Небеса дают человеку дополнительные силы, чтобы совершить духовный подъем. Влияние, которое оказывают Небеса на наш мир в тот или иной день (из десяти), как правило связано с конкретными событиями в истории человечества.

В Рош а-Шана сын Яакова Йосеф вышел из темницы в Египте. Об этом говорится в Псалмах царя Давида: “Трубите в новомесячье в шофар (бараний рог), в скрытый день празднования нашего. Ибо закон Исраэлю он, справедливость (суд) Всевышнему Яакова” (Теилим, 81-45).

О каком “скрытом дне празднования” идет речь? Ежемесячно мы отмечаем Рош Ходеш (начало месяца) — день искупления. В Рош а-Шана (День Суда) Рош Ходеш (день милосердия Всевышнего) скрыт в тени.

И сразу же, вслед за приведенным отрывком, в псалме воспевается Творец — за добро, сделанное Йосефу: “Свидетельством для Йосефа поставил Он его, когда вышел он (Йосеф) на землю Египетскую” (там же, 6).

Соседство двух фраз послужило для наших мудрецов поводом, чтобы утверждать: именно в Рош а-Шана Йосеф вышел из темницы.

В еврейской традиции существует принцип Маасей авот — симан ле баним (дела отцов — знак сыновьям).

В Рош а-Шана и десять последующих дней тшувы человек, который хочет выйти из “темницы” материалистических заблуждений к свету Творца, получает особую поддержку Небес.

Сегодня — восьмой день тшувы.