Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Уроки демократии: в Кнессете 15 созыва самыми добросовестными оказались религиозные депутаты.

(18.11-02) На этой неделе были опубликованы статистические данные, относящиеся к работе уходящего в политическое прошлое Кнессета 15 созыва.
Как выяснилось, самыми усердными среди партий (и отдельных депутатов) Кнессета последнего созыва оказались партия ШАС,- а также депутат от партии Ликуд - Михаэль Эйтан, присутствовавший на 98 процентах заседаний Кнессета.
"Королем законопроектов" признан депутат от партии МАФДАЛ Звулун Орлев, согласно статистике, доведший до второго и третьего чтений 19 законопроектов. ( Всего депутаты Кнессета выдвинули 4236 законопроектов, из них приняты были лишь 440) .
129 предложений о недоверии правительству было выдвинуто начиная с 1999 года, т. е., с момента начала работы Кнессета 15 созыва. Причем, наибольшее количество предложений в Кнессете по вопросу о недоверии правительству (23) было инициировано партией МЕРЕЦ.
Кроме Михаэля Эйтана (Ликуд) в добросовестном посещении заседаний Кнессета были «замечены» также Офер Хуги (ШАС ), Звулун Орлев (МАФДАЛ), Моше Гафни «Яадут а -Тора» и Яир Перец (ШАС)- они присутствовали на 96% всех заседаний Кнессета. Все эти депутаты принадлежат к религиозным партиям Кнессета. Из нерелигиозных депутатов лишь Офир Пинес (Авода) и арабский депутат от Ликуда Аюб Кара могут похвастаться подобными показателями- (97 и 96 % соответственно).
Одно из самых небольших, число дней присутствия в парламенте, - 243 дня ( то есть 68% от всех дней работы Кнессета), - у «главного трудящегося» Израиля главы всеобщего объединения профсоюзов (Гистрадрут) и лидера партии "Ам эхад" Амира Переца.
Глава правительства Ариэль Шарон, и это понятно, присутствовал в Кнессете также не очень часто: 199 из 356 дней. (Премьер, впрочем, никогда не отличался особой усидчивостью: в 1993 году, например, Кнессет вынес предупреждение А. Шарону , о том что он может быть оштрафован на четверть своей депутатской зарплаты, так как прославленный генерал не присутствовал примерно на четверти заседаний Кнессета).
И, наконец, всего лишь 6 дней успел «отработать» в Кнессете депутат Узи Эвен (МЕРЕЦ), недавно заступивший на эту должность
Идущая далее статистика уже не только забавна, но и весьма показательна.
Представитель упоминавшегося уже в верхних строках статистической таблицы ШАСа Нисим Зеев оказался самым активным депутатом Кнессета: 4377 голосований по различным законопроектам на счету у этого депутата, что составляет почти 78 процентов от всех голосований в Кнессете. На втором месте - депутат национально–религиозной партии МАФДАЛ Звулун Орлев, принимавший участие в 3691 голосовании. За ним, с некоторым отрывом, следует арабский депутат от партии РААМ Абед Малик Дахамше принявший участие в 3533 голосованиях.
Вместе с тем, лишь в 579 голосованиях принимал участие лидер партии Демократический выбор Роман Бромфман (этому депутату принадлежит рекорд Кнессета, - он не принимал участия в 90 процентах голосований). Рядом с ним в статистическом списке все тот же глава Гистадрута Амир Перец с 621 голосованиями (что составило лишь11 процентов от их общего числа).
Наибольшее число предложений по повестке дня - у партии ШАС- 415, сразу за ней партия МАФДАЛ- 374, партия МЕРЕЦ подала 362 подобных предложений.


Парламентский «лентяй» ( по определению израильских журналистов) и «главный трудящийся Израиля» Амир Перец,  пренебрегающий вполне реальной возможностью законодательным путем улучшать жизнь трудящихся, - пожалуй самое удивительное и курьезное открытие парламентской статистики.
К серьезным выводам толкают данные о том, какие депутаты, и какие партии лидируют в парламентской работе.
Как явствует из статистики – явным лидером парламентской активности является, пожалуй наиболее эффективно действующая сегодня в Кнессете партия ШАС, рядом с ней идет партия МАФДАЛ, среди наиболее усердных депутатов Кнессета также депутат от партии «Яадут ха-тора».
Депутатам от религиозных партий принадлежит и наибольшее число выдвинутых и прошедших парламентские слушания законопроектов.
Возможно, не в последнюю роль, в столь эффективной деятельности играют четкие социальные установки Торы, законами которой в первую очередь руководствуются депутаты от религиозных партий, установки предписывающие относиться к общественной деятельности с высшей степенью добросовестности, отдавая себе отчет о том, что представитель общины фактически состоит на службе у общины, которая платит ему деньги за его работу. Относиться пренебрежительно или с ленью к своим обязанностям в этой ситуации означает воровать  общинные деньги.
В условиях политической системы парламентского (партийного) представительства общественных интересов, каждая партия в идеале обязана «отрабатывать» общественные деньги, добиваясь максимальный результатов в работе на благо тех, кто послал ее представителей в Кнессет, и, в конечном счете, на благо всего общества.
Пока же наиболее эффективно это  получается лишь у религиозных партий, судя по всему, наиболее адекватно осознающих свои задачи и функции, и честно пытающихся эти функции выполнять.
Достаточно сказать, например, что партия ШАС добилась для своих (и не только своих) избирателей создания сети субсидированных детских садов с горячим питанием и развозкой, являющихся в настоящее время в буквальном смысле спасительным выходом для тысяч малообеспеченных семей.
Такими делами, к сожалению, до сих пор не могут похвастаться многие крупные партии, обладающие гораздо большим политическим влиянием и финансовыми рычагами, чем обладала партия ШАС в тот момент когда создавала сеть подобных учреждений.
При этом вместо того, чтобы извлечь полезный опыт из эффективных действий  ШАСа, фактически бездействующие народные избранники предпочитают обрушиваться с демагогическими обвинениями на партии,  пытающиеся что-либо сделать для своих (и, повторяем, не только своих) избирателей. Демагогией в подобных обвинениях являются жалобы на «корыстность» и «секторальную алчность» активно и эффективно действующих партий. С таким же успехом те же претензии можно было бы адресовать системе парламентского представительства в целом, предполагающей демократическую борьбу любой партии за интересы своего избирателя. Причем, чем более успешно действует любая политическая партия в рамках данной системы, тем больше поводов для подобной демагогии она может дать.
Честным же и здравым «ответом» на парламентскую и социальную активность одной партии может быть лишь столь же эффективная парламентская и общественная деятельность другой партии.
Скажем, почему бы столь активно выступающим против «засилья религиозных партий», партиям «Шинуй», или «Демократический выбор» (тем более, что последняя, как стало теперь известно, долгое время не нуждалась в средствах, будучи обеспечена всесторонней поддержкой различных европейских политических сил) не организовать свою сеть детских садов с питанием и подвозкой детей? Тем более что многие тысячи «светских» семей, в том числе семей репатриантов, к которым так любят апеллировать данные партии, остро нуждаются в такой помощи? Впрочем, зачем прилагать усилия, если гораздо проще и легче зубоскалить по поводу партии ШАС, эффективно действующей для своего избирателя?


Все более и более красноречивые итоги парламентской деятельности, сравнение реальной эффективности партий, толкают израильтян к более внимательному изучению опыта партий религиозного сектора, и в целом, к знакомству с данными Торой законами еврейской общественной жизни и взаимопомощи, по которым сотни лет жила еврейская община.
Популярность религиозных партий и общественных организаций в Израиле будет расти обратно пропорционально падению интереса избирателей к явно малоэффективной политической деятельности «светских» партий, в том числе представленных в Кнессете 15 созыва.
В более конкретном выражении это будет означать начало «заката» обеих крупнейших партий страны «Аводы» и «Ликуда».