Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Перезвон колокольчиков

(1.10-14) В опубликованной во вторник (30.09.14) беседе с агентством France-Press представитель руководства Палестинской национальной администрации Саиб Арикат, говоря о выступлении Биньямина Нетаниягу на сессии Генассаблеи ООН, сравнил его с лидером группировки «Исламское государство» Абу Бакром аль-Багдади.

«Нетаниягу сравнивает ХАМАС с группировкой «Исламское государство», — заявил Саиб Арикат. — На самом же деле, чем сам он отличается от Абу Бакра аль-Багдади?».

По словам Ариката, Аль-Багдади «объявил себя предводителем Исламского халифата, и его боевики совершают убийства. В свою очередь, Нетаниягу требует, чтобы Израиль непременно признали еврейским государством и покрывает так называемых поселенцев, которые убивают, разрушают мечети и церкви точно так же, как боевики аль-Багдади».


В Израиле, надо сказать, уже давно привыкли к наглой лжи и фантастическим преувеличениям, из которых фактически полностью состоят заявления профессиональных врунов — лидеров Палестинской автономии. Однако, цитируемое в эти дни всеми израильскими СМИ заявление Саиба Ариката, пожалуй, поднимается даже и над той монблановой горой вранья, нагроможденной палестинцами до этого «знаменательного» выступления.

Поставить знак тождества между Нетаниягу и лидером «Исламского Государства» Абу Бакром аль-Багдади, между «Исламским государством» и Израилем, это уже, мы назвали бы — «высокой поэзией вранья»...

Сказав это, представитель Палестинской автономии, несомненно, даже не покраснел и ни на минуту не усомнился в адекватности произнесенных им слов. Ибо та легкость, с которой Саиб Арикат нес явную чушь, свойственна не ему одному, но — всей многовековой арабо-мусульманской культуре в целом. Сказка и быль, реальность и вымысел в ней давно утратили видимые для представителей этой культуры, отличия. Правда для этой цивилизации состоит в том, что в конкретный момент названо ее представителями правдой. Исключительно потому, что говорящему, по той или иной причине — выгодно назвать ложь правдой.

При этом ораторы даже не считают, что врут, выдумывают, преувеличивают, сочиняют и т.д. Так что, если такого, как Саиб Арикат, проверить на детекторе лжи, результат, скорее всего, будет — отрицательным. Ибо Саиб Арикат, вещая, что лидер еврейского государства Нетаниягу ничем, в сущности, не отличается от главаря группировки «Исламское государство» Аль-Багдади, или, что «еврейские поселенцы убивают, разрушают церкви и мечети, как это делают боевики «ИГ» — свято верит в то, о чем говорит.

Эта особенность мышления и ментальности представителей арабо-мусульманской культуры, их способность создавать «свою правду» и верить в собственное цветистое вранье, достаточно хорошо известна, кстати сказать, специалистам, которым доводилось проверять на «полиграфе» арабов и мусульман.

Для Саиба Ариката и для практически любого араба слова, которые они произносят — не более чем инструмент выражения настроения, реализации эмоций и формулирования желаемого, которое немедленно выдается за действительное.

К действительности же слова и даже клятвы, звучащие из уст представителей данной культуры, как правило — не имеют отношения. Это, как уже говорилось — «поэзия». А совпадения с реальностью, как иногда предупреждают авторы художественной прозы — «носят исключительно случайный характер».

Можно также сказать, что слова для этих людей — своеобразная музыка, нечто сродни перезвону колокольчиков...

Это, по-своему, в чем-то — замечательная (вспомним сказки из цикла «Тысяча и одна ночь») особенность данной культуры. И носителей ее как-то даже неловко за это осуждать. Ведь такова данность. Можно ли осуждать людей за особенности их культуры?!

И именно эта, удивительная и непонятная для любого европейца, черта арабо-мусульманской ментальности абсолютно исключает какое-либо взаимодействие с ее представителями на вербальном уровне: уровне «данного ими слова», утвержденных и даже подписанных ими «договоров», краткосрочных и долгосрочных «обязательств». То есть — всего того, на чем до настоящего времени, был основан, к примеру, и зиждется до сих пор так называемый «мирный процесс», «переговоры об окончательном урегулировании» и т.д.

Все словесные интеракции, контрагентами которых выступают представители ментального царства «Тысячи и одной ночи» — теряют смысл уже в самом начале. В тот самый момент, когда вторая сторона наивно решает полагаться на будущие результаты достигнутых переговоров, данные ей обещания и обязательства, взятые на себя арабо-исламскими «честными сказочниками».

В Израиле самообман на сей счет издавна и по сей день пользуется популярностью. Со ссылкой на «великолепные результаты» подписанных когда-то договоров о мире с Египтом и Иорданией. И действительно, долгие годы с этими странами (впрочем, как и с не подписавшей мир Сирией!) у Израиля нет войны.

Между тем, мир (точнее, отсутствие войны) с этими государствами поддерживается вовсе не потому, что когда-то с ними были подписаны «мирные договоры». Если бы Израиль в военном отношении был хотя бы наполовину слабее, чем он есть, иными словами — если бы в военном отношении он стал бы удобным для атак, можно не сомневаться, что Израиль, несмотря на существование «договоров», немедленно подвергся бы атаке со стороны этих стран. Воспользовался бы такой возможностью и нынешний «умеренный» лидер Египта А-Сиси. Равно как и «дружественная» Иордания, которая, кстати сказать, напала на Израиль в 1967 году. Совершенно немотивированно, лишь — «из солидарности» с Египтом и Сирией, так как ошибочно сочла такую атаку для себя «безопасной и выгодной».

Причина полной нерелевантности «мирных договоров» с представителями арабо-исламской культуры, повторим, коренится в базовых особенностях данной культуры и вряд ли может быть поставлена в вину представителям этой культуры.

Другое дело — что без учета данного обстоятельства с этим миром и этой культурой попросту невозможно взаимодействовать, не подвергая себя смертельной опасности (в частности, полагаясь на «мирные соглашения»).


Это — одна из важнейших причин, по которым единственной формулой «мирного урегулирования» с арабами может быть лишь формула — «мир в обмен на мир».

Никакие иные «способы оплаты мира» с арабами (и уж во всяком случае, никак не «территории»!) не могут быть применимы. Мир в обмен на мир, в том объеме, в каком его могут «предоставить» Израилю арабские партнеры — это единственно адекватный язык взаимодействия с партнерами по действительно мирному в этом случае, процессу.

Судя по некоторым признакам, Нетаниягу в «ооновской» речи, видимо, вполне сознательно, не упомянул свою печально знаменитую «бар-иланскую» формулу урегулирования палестино-израильского конфликта: «два государства для двух народов» (см. на сайте аналитический материал «Программная речь над пропастью»). Похоже, отмеченную нами особенность арабской ментальности начал осознавать и глава правительства Израиля.

В Израиле уже раздаются голоса в поддержку такого выбора премьера. Так, заметная представительница правого крыла «Ликуда», заместитель министра транспорта, депутат Кнессета Ципи Хотовели заявила, что выступление Нетаниягу в ООН четко обозначила его отказ от «мертворожденной» формулы «два государства для двух народов», что является важнейшим событием в политической жизни Израиля.

Очень хотелось бы верить, что этот прогноз Ципи Хотовели — оправдан...

Впрочем, на данном этапе мы позволим себе в этом усомниться. Не может и никогда не сможет правительство еврейского (!) государства выработать правильное стратегическое направление внешней политики, не опираясь на Мудрость Торы и не имея политического руководства, которое осознает эту Мудрость как основу всей нашей жизни.