Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Ай да президент!

(8.09-06) Не прошло и двух месяцев с начала ведения следствия против президента Израиля Моше Кацава по обвинению в преступлениях на сексуальной почве, как к первоначальному заявлению одной истицы присоединились еще четыре женщины, утверждающие, что Кацав вынудил их к интимной связи. Происходило это еще в те времена, когда он был министром транспорта, а затем министром туризма.

Несмотря на то, что президент категорически отвергает выдвинутые против него обвинения, комментаторы не исключают, что дело может быть передано в суд.

Пока что следственные органы постоянно допрашивают, как самого президента, так и потерпевших.


Так и хочется воскликнуть: «Ай да Кацав! Ай да гигант!» Куда там Билу Клинтону с его неопытной практиканточкой Моникой! Наш-то куда как покруче.

Только не смешно.

Разумеется, никто не собирается сочувствовать практике нежелательных сексуальных домогательств и уж, тем более, оправдывать такое отвратительное преступление, как изнасилование.
Но в той волне подобных процессов, которая катится по Израилю в последнее время, явно проступает один не менее отвратительный аспект – использование сексуальной тематики в политических целях.

Не будем брать на себя функции ни прокурора, ни адвоката, ни следователя. Они призваны разобраться: что там было, а чего не было. Да, по правде сказать, не очень-то это нам и интересно.Мы вынуждены обратиться к этой теме, рассматривая ее исключительно, как социальное явление современного мира.

Почему-то такого рода процессы вокруг политических деятелей возникают вовсе не тогда, когда появляется причина, то есть не в момент совершения преступления, а лишь тогда, когда данный деятель перестает кого-то уcтраивать, или когда у него появляются серьезные конкуренты.

Можно себе представить маленькую девочку или юную девушку, которая скрывает насильственную связь от страха и стыда. Такие истории предаются огласке либо, когда кто-то становится невольным свидетелем, либо, когда уже в более взрослом возрасте пострадавшая осознает свои права.

Ситуация же, когда зрелая женщина вдруг заявляет, что несколько лет назад человек, занимающий высокий пост оскорбил ее сексуальными домогательствами, или даже принудил к насильственной связи, вызывает некоторое недоумение.

Где же были милые дамы, когда страшный насильник, то есть асоциальный тип выставил свою кандидатуру на должность президента, или баллотировался в Кнессет? Что ж молчали? Почему, когда депутат парламента Моше Кацав, поддерживаемый тогда уже популярным Шароном, баллотировался на пост первого человека страны, пострадавшие гражданки не шумели? Боялись? Зато теперь, когда на эту должность нацелился Шимон Перес (например) они перестали бояться и с готовностью присоединились к скандалу?

Чтобы избежать недоразумений, сообщаю читателям, что автором этой статьи является женщина. Как женщина ответственно заявляю, что в случае назойливого внимания со стороны нежелательного мужчины, всегда можно дать ему вполне достойный отпор, ничуть не грубя и не задевая ни своей, ни его чести. Речь, конечно, не идет о ситуации настоящего криминального бандитского изнасилования. Но как-то трудно представить, что президент или министр с ножом накидывается на жертву, угрожая ее жизни.

Если же женщина, неважно по каким причинам, благосклонно отреагировала на проявленное к ней внимание, она, конечно, может досадовать на то, что ее благосклонность была неверно оценена и привела к более настойчивым предложениям, но вряд ли может предъявлять к поклоннику претензии.

Заметим, что в обществе тотальной вседозволенности, представительницы прекрасного пола зачастую и сами ведут себя провокативно, являясь на работу в слишком откровенном одеянии, кокетничая, поддерживая в беседе острые темы…
Кстати, любой среднестатистической женщине в целом приятно, когда мужчина отмечает ее достоинства. Вопрос в том, насколько она это поощряет.

Без всякой оценки этих явлений заметим, что женщина, соблюдающая религиозные предписания гораздо реже становится объектом пристального внимания. Любопытно, что именно те дамы, которые с пеной у рта клянут религиозные обычаи и, особенно, в области интимных отношений, безжалостно осуждая требования скромности к одежде, раздельные помещения для мужчин и женщин, запреты на касания и прочее, так ревностно пытаются доказывать, что попытка мужчины приобнять сотрудницу является признаком сексуального домогательства.

Общество, где не вполне половозрелые подростки 14-15 лет вполне практически знакомы с понятием сексуальной близости, где семнадцатилетняя школьница еще не успевшая расстаться с девственностью, считается, чуть ли не старой девой, это общество так яростно кидается обвинять мужчину в сексуальных домогательствах при любом удобном случае.

Казалось бы, именно феминистки должны наиболее последовательно ратовать за исполнения религиозных предписаний, тогда и с домогательствами придется бороться гораздо меньше. Ну, во всяком случае, должны выбрать что-нибудь одно. Ан нет.


Ложные идеалы и искусственные посылы, навязываемые обществу, так называемой, элитой, последовательно разрушают естественность отношений между полами, приводя к парадоксальным, а зачастую и спекулятивным ситуациям. 

Когда одни и те же организации и личности, с одной стороны, выступают за «свободную любовь» и ратуют за проведение «парадов гордости», а, с другой стороны, используют естественные результаты разнузданного воспитания в политических целях, общество полностью теряет ориентиры.

Что же касается политической линии, то именно сексуальные скандалы, как притягивающие к себе наибольшее внимание общества, оказываются благодатной темой для борьбы с конкурентами. Так что можно ожидать, что подобные инциденты еще долго будут будоражить нездоровое любопытство израильтян.

Только вот, увы, политики от этого не становятся честнее и скромнее, а нормальный порядочный мужчина все больше задумывается, стоит ли предлагать свое внимание понравившейся женщине, или вдруг она окажется феминисткой или попросту захочет поправить материальное положение путем подачи на него в суд за домогательство и требованием компенсации. 

Подумает такой мужчина, подумает, и скажет: «Да ну ее…».
Что будут делать милые дамы без этого внимания?