Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Премьер-министр Израиля Ольмерт как опекун.

(19.09-06) Как сообщил ряд израильских и российских СМИ, в том числе израильская газета «Маарив», во время планируемого 18 октября визита премьера Израиля, Эхуда Ольмерта в Москву (визит будет посвящен 15-летию возобновления дипотношений между Израилем и Россией) израильский премьер обьявит о возвращении России комплекса зданий Сергиевского подворья в Иерусалиме. По утверждению израильских СМИ, политическое решение о передаче иерусалимской недивижимости России уже принято, и в настоящее время согласовываются лишь технические и юридические детали данного акта.

Газета «Маарив» приводит и предполагаемые побудительные мотивы, заставившие Эхуда Ольмерта пойти на этот шаг. « Для русских, - пишет газета, - решение этой проблемы гораздо важнее, чем считают в Израиле. ЕСЛИ СПОР ЗАТЯНЕТСЯ, ОН ГРОЗИТ ПЕРЕРАСТИ В КОНФЛИКТ МЕЖДУ ДВУМЯ СТРАНАМИ (выделено нами-Evrey.com)».

Расположенное в центре Иерусалима Сергиевское подворье было построено Россией в 1890 г. на частные пожертвования. В 1886 г. в соответствии с действовавшими тогда законами Оттоманской империи, участок на котором находится подворье был зарегистрирован на имя главы Императорского православного палестинского общества московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича Романова) Подворье могло единовременно принимать до двух тысяч паломников из России.

Несмотря на многократные требования Москвы после образования Государства Израиль, Сергиевское подворье, в отличие от большинства подобных ему учреждений, не было перерегистрировано Израилем «как собственность СССР», так как официально признается израильским правительством частной собственностью Великого Князя С.А. Романова, каковой юридически и является. Согласно решению иерусалимского суда, в 1952 году в прессе было опубликовано официальное обращение к наследникам князя С. Романова, с просьбой заявить о своих правах на подворье. Однако на данное обращение никто не откликнулся. С 1952 года Сергиевское подворье находится в ведении израильского государственного управления опеки.


Если отвлечься от достаточно запутанной юридической составляющей - готовящегося решения правительства Ольмерта (очень сомнительно право опекуна, в качестве которого до сих пор формально выступает израильское государство в отношении Сергиевского подворья, распоряжаться опекаемым имуществом и преподносить его в качестве подарка и «жеста доброй воли» кому бы то ни было!), - и сосредоточиться целиком на политической части данного решения, - то сомнительность также и политических преимуществ этого «жеста доброй воли» буквально бросается в глаза. Во-первых, явно просматривается политическое давление на Израиль, на фоне которой протекает процесс «передачи» Сергиевского подворья России. Уже один этот фон многого стоит (и будет еще стоить Израилю). Во-вторых, нет никаких причин, по которым Израиль имел бы более или менее приличный повод «дарить» России часть зданий Иерусалима. ( Кстати, почему бы заодно не подарить Италии построенные ею во времена дуче «итальянские здания» на улице Яффо, а Германии – отстроенную с ее деятельным участием - Немецкую слободку?).

«Возвращать» России иерусалимскую недвижимость именно сейчас, когда Россия цинично и расчетливо играет в военные и политические антиизраильские игры (передавая системы новейших ПРО и других вооружений врагам Израиля, странам находящимся с ним в состоянии войны), отрицает доказанные факты передачи российского оружия от которого гибли в Ливане израильские солдаты, - Хизбалле, когда Россия чуть ли не маршевым шагом движется в направлении антиизралильской военной «оси» (Сирия-Иран) - такие «жесты доброй воли» израильского правительства представляются несвоевременными, прежде всего с политической точки зрения. Эти действия представляют собой либо попытку бездарно и дорого откупиться от враждебных действий российского руководства. Либо являются беспринципным поощрением антиизраильской политики Кремля – в расчете на некие декоративные дипломатические выгоды.

Передача столичной территории государству, все более открыто противостоящему Израилю и его интересам, кроме всего прочего несет в себе и вполне ощутимый ущерб безопасности: всем известно, какую негласную функцию выполняли и выполняют контролируемые Москвой «духовные учреждения» за границами России. А ведь ни глобальные задачи, ни тактические цели российской внешней политики и разведки на Ближнем Востоке, как выясняется сегодня по большому счету так и не изменились.


Неожиданная внешнеполитическая «российская мирная инициатива» правительства Ольмерта может быть сорвана уже тем, что будет выставлена на всеобщее обозрение и обсуждение - ибо ни ее побудительные мотивы, ни намечающийся политический эффект не выдерживают какой-либо критики.

Умиротворение «дракона» методом запихивания ему в пасть лакомых для него кусков еще никогда не приносило успеха. Если же руководству России угодно вести дело к конфликту между двумя странами - пусть оно это делает без кусков иерусалимской собственности, застрявших у него зубах.

К большому нашему сожалению, вызывает, однако, серьезное сомнение способность хорошо разбирающейся в специфике данного вопроса, русскоязычной общины Израиля, как следует сорганизоваться, и вовремя остановить готовящуюся правительством Ольмерта «территориальную сделку» с Кремлем. Сделку, не имеющую ни правовых, ни политических оправданий.