Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Символ Ривлина

(6.08-10) Спикер Кнессета Реувен Ривлин выразил сожаление в связи с тем, что не голосовал против лишения депутата от арабского списка БАЛАД Ханин Зоаби парламентских прав и привилегий. Парламентская этика позволяет выражать свою позицию менее категоричными способами, например, просто выйти из зала.

Вместе с тем Ривлин подчеркнул, что он выступает решительно против поступка Зоаби, который послужил поводом для применения против нее такого рода парламентской  санкции. Напомним, что депутат участвовала в провокации, устроенной боевиками экстремистской организации IHH против израильских морских коммандос на борту турецкого судна “Мармара”.

Спикер израильского парламента отметил, что если депутаты судят коллег, это может привести к ситуации, когда большинство оставит меньшинство без прав. Поэтому он все-таки считает лишение ее парламентских привилегий недемократичным актом.

Журналисты, конечно, поспешили не поверить в благие намерения спикера Кнессета. В попытке отстоять права меньшинств, аналитики углядели определенный шаг в подготовке к борьбе за президентское кресло. И несмотря на то, что финал президентской гонки состоится аж в 2014 году, необходимость вести себя, как кандидат в президенты, вынудила Реувена Ривлина занять позицию защитника парламентаризма. Для будущего президента, эта платформа традиционно актуальна. Точку в президентском марафоне, в конце концов, ставит не народ, а представительная группа его заместителей (англ. deputy - представлять, замещать).

Правы или не правы журналисты, усмотревшие в позиции спикера верховного парламентского органа страны  столь низменную подоплеку? Чтобы ответить на этот вопрос нужно быть Реувеном Ривлиным. Но если они и правы, то можно сказать, что Ривлин идет на встречу к своей мечте, не изменяя себе и своим политическим убеждениям.

Многолетняя, довольно рутинная политическая карьера спикера в целом запомнилась благодаря двум событиям. Во-первых, Ривлин возглавил борьбу против судей Верховного суда справедливости в вопросе правомочности этого органа принимать прецедентные решения без соответствующих исковых ситуаций. Так сказать принимать решения по собственной инициативе. Во многом благодаря его усилиям, сегодня продолжается действие моратория на подобную деятельность БАГАЦА. Понятно, что в случае реализации этого права, которое судьи за собой признали и продолжают признавать, в стране появится параллельный законодательный орган, в тени которого Кнессет вполне может претендовать на роль общественной консультационной организации.

Во-вторых, выступая против программы размежевания, Ривлин не пошел на открытый конфликт с Ариэлем Шароном, призвав правые силы к сдержанности ради единства народа. Сейчас трудно судить о том, что он сделал и чего он не сделал в то время, но тот факт, что именно его выбирают бывшие гуш-катифовцы в качестве представителя истеблишмента страны на своих официальных мероприятиях, свидетельствует о том, что они полагаются на искренность Ривлина политика в те судьбоносные дни.

Сегодняшний Ривлин, становясь на защиту интересов меньшинства, в целом далеко не отходит от занимаемых им ранее позиций. Однако, на этот раз встав на защиту принципов парламентаризма и выбрав сдержанность ради единства, спикер, мягко говоря, перегнул палку. В его положении стоило бы видеть разницу между борьбой за приоритет одной из ветвей власти над другой, как между Кнессетом и БАГАЦем, и стремлением части населения страны ее, страну,  уничтожить.

Еще более остро стоит вопрос о сохранении единства. Если во времена Гуш Катифа шла речь об единстве еврейского народа, то случай с лишением части привилегий арабской депутатки всего лишь загоняет очередной гвоздь в крышку гроба с идеей построить единый арабо-еврейский народ, способный жить в мире согласии и дружбе.

Видимо, эти противоречия и заставили журналистов поискать другие, более меркантильные причины для такой странной политической позиции. Возможно, стоило также обратить внимание на принципы парламентской этики, зачастую подменяющие нашим парламентариям интересы их избирателей. Но журналисты решили иначе. Пресса решила выдвинуть Ривлина в президенты.


Должность президента в Израиле не отягощена особыми полномочиями и носит представительский - от слова представлять, и символический - от слова символизировать, характер. То есть наш президент это символ, при виде которого можно получить представление о нас с той стороны, с которой сочтут нужным наши парламентарии. Тут необходимо отметить, что одна и та же грань представляется по-разному при взгляде изнутри и снаружи.

При взгляде снаружи нынешний президент, Шимон Перес, выглядит хоть и престарелым, но все еще голубем мира и лауреатом известной премии. Человеком, проложившим путь к той катастрофической ситуации, которая у нас сегодня имеется, но это, извините, уже взгляд изнутри.

Еще глядя изнутри, мы, вспоминая дело Лавона, дело его предшественника Моше Кацава, дело Рабина и его “убийц”, дело Осло, знаем, что нынешний президент олицетворяет грязное политиканство и интригу.

Выдвинутый Давидом Бен-Гурионом в противовес партийным бонзам молодой специалист, в свое время стал символом отхода от упора на идеологию в молодом государстве и перехода к политике предпочтения профессионалов. Перес - президент остался символом такого подхода, только давно переставшего быть актуальным и доведенного им же до абсурда.  Символом предпочтения сиюминутных материальных ценностей работе на перспективу, символом формального, бумажного подхода к проблемам, символом периода упадка духовных ценностей еврейского государства.

Президент Реувен Ривлин, в случае если он им таки станет, тоже будет символизировать собой некий идеологический конгломерат. Его очертания вряд ли много скажут стороннему наблюдателю. Его фамилия не служит украшением заголовков заграничных таблоидов.

Зато изнутри, Ривлин представляется твердыней израильского парламентаризма. Неугодный казнокраду Ольмерту в Иерусалимском горсовете и выдворенный им оттуда, политик не стал закатывать скандал. Он вместо этого сделал карьеру в Кнессете.

Во время размежевания, призвав к сдержанности во имя единства, Ривлин стал символом отступления "с гордо поднятой головой". Отступления чести и достоинства, еврейских ценностей, да и просто здравого смысла перед лицом лжи, предательства и безрассудства.

Вопрос, нужен ли нам президент, который будет символизировать это?!!