Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Неудобный вопрос

(18.02-20) Выступая вчера на заседании Кнессета, депутат от правого блока "Ямина" Бецалель Смотрич потребовал от лидера левоцентристского объединения "Кахоль  Лаван", Бени Ганца "перестать юлить, выйти на трибуну Кнессета и дать конкретное обещание, что возглавляемый им блок не станет формировать правительство с прямым участием  либо при внешней поддержке Объединённого арабского списка".

Смотрич отметил, что до последнего времени Бени Ганц всячески избегал четкого и ясного ответа на этот крайне важный для избирателей, вопрос.

Ответа на вопрос не последовало и на сей раз: Ганц отказался выйти на трибуну.

Более того, один из его партийных соратников, Габи Ашкенази, который, согласно регламенту, должен был сменить Бецалеля Смотрича на трибуне Кнессета в прениях... внезапно отказался от своего выступления (!).


Для тех наших читателей, которые наблюдают за событиями в Израиле издалека, и возможно не знакомы со всеми перипетиями израильской политической жизни, поясним, почему заданный Б. Смотричем вопрос столь злободневен: дело в том, что при нынешнем раскладе политических сил у израильского левого лагеря, которому в последнее время достаточно отчётливо присоединилась и партия "Наш дом - Израиль" (см. на сайте материал «Как партия НДИ фактически стала союзницей Арабского списка» — 12.01.20) нет никаких шансов сформировать правительство, которое бы НЕ опиралось на поддержку примерно 13 депутатов арабского Объединённого списка.

Даже если представители Арабского списка формально не войдут в правящую коалицию, - левому правительству будет необходима их поддержка при решающим голосовании о вотуме доверия новому правительству. Эта поддержка может быть и пассивной, когда арабские депутаты просто не проголосуют против.

Как понятно, существование такого правительства будет целиком и полностью зависеть в каждый момент от доброй воли поддерживающего  его Арабского списка. Что, в свою очередь, повлечет, независимо от того войдёт ли Арабский список в правительство или нет, отношение к нему как важному коалиционному партнеру, который сможет ощутимо влиять на политику кабинета.

Подобная ситуация, учитывая критическую степень зависимости левых от поддержки арабских депутатов, складывается в Израиле, пожалуй, впервые. 

Даже в 1992 году, когда временная  "внешняя" арабская поддержка обеспечила левым возможность утвердить договора в Осло, правительство Ицхака Рабина не в столь острой степени нуждалось в сотрудничестве с арабскими депутатами в качестве условия своего существования.
Следует отметить, что Объединенный арабский список в полной мере осознает ту власть, которую он получит над левым правительством, в случае если дело дойдет до формирования левого кабинета.

Так, один из лидеров списка, Ахмад Тиби,  недвусмысленно заявил, что если блок "Кахоль-Лаван" ослушается его воли и воли его товарищей, и попытается присоединить к Израилю еврейские населённые пункты в Иудее и Самарии, Иорданскую долину и Северную часть побережья Мёртвого моря к Израилю (как это, с большими оговорками, но всё же обещает сделать Ганц, желая прослыть "правым"), то левый блок КЛ, волею депутатов Арабского списка, "немедленно  отправится в оппозицию". 

И это лишь одна из наиболее заметных "точек зависимости" левого правительства от Арабского списка в данной ситуации.

На самом деле, этих "точек зависимости" гораздо больше, и они  касаются, в том числе, продолжения политики ограничений Израиля на границе с сектором Газа (арабские депутаты выступают за полное снятие т.н. "блокады" - читай: за обеспечение свободного доступа всех материалов в сектор Газа, без каких-либо ограничений, связанных с требованиями безопасности), за максимально лояльное отношение израильских властей к незаконному  арабскому строительству в Негеве, Галилее и других частях страны и т.д.


В процитированном  выше выступлении, Бецалель Смотрич, кроме всего прочего, отмечает: «Правительство в еврейском и сионистском государстве не может быть основано на поддержке арабов.

Достаточно вспомнить, как погибли и были ранены тысячи людей после соглашений Осло [утвержденных с помощью арабских партий]..."

И задает крайне неудобный для лидера Кахоль Лаван вопрос: как вообще блок Ганца может опираться на помощь сторонников террора?

Отметим, однако, что при всей своей  злободневности, данный вопрос отнюдь не является самым неудобным.

Еще более неудобным ( и даже, как нам кажется, труднопроизносимым), является вопрос о том, почему вообще арабы, открыто идентифицирующие себя с "палестинским народом и палестинским делом" (как известно, единственное "дело" палестинцев, с момента возникновения этого народа в начале шестидесятых годов прошлого века, это одномоментное, или, если это не удается, - поэтапное уничтожение Израиля), имеют политические рычаги для влияния на формирование и деятельность правительства еврейского государства.

Мы отдаем себе отчет в том, что лишь задавая этот вопрос, мы посягаем на  "святую" формулу: "еврейское демократическое государство".

Правда, однако, заключается в том, что посягаем на эту формулу отнюдь не мы (те, кто этот вопрос формулирует и задает), а сама, достаточно пугающая реальность последнего времени - и прежде всего последнего года, в течение которого Израиль не вылезает из досрочных выборов, - имея, даже без переметнувшейся в лево-антиеврейский лагерь, партии НДИ, устойчивое правое большинство среди еврейских граждан Израиля (!).

При устойчивом правом большинстве, с излишком позволявшем правому лагерю формировать правительство при поддержке как минимум 61 депутатов Кнессета (что без учёта арабских депутатов означало поддержку  почти 70% еврейского населения страны), катастрофическая шизофреническая раздвоенность искусственной и насквозь фальшивой формулы "еврейское демократическое государство" не давала о себе знать.
Однако стоило правому лагерю пусть даже в незначительной степени, уменьшить свою электоральную силу, данная формула проявила свои подлинные качества  мины замедленного действия, которая ждала своего часа, чтобы подорвать страну. 

Складывается впечатление, что у Израиля больше нет времени для того, чтобы привычно откладывать  неизбежный выбор между Израилем как еврейским государством (каковым оно и было задумано и каковым оно и должно быть) и "демократическим государством всех граждан": далее два эти противоположные подходы сосуществовать, судя по всему, не смогут.

Мы  опасаемся, что уже ближайшие, достаточно  серьезные события наглядно покажут евреям Израиля абсолютную  неизбежность такого выбора.

Вместе с тем, мы осознаем, что пропитаннная и отравленная лево-либеральной "политкорректностью" политическая система Израиля будет не в состоянии по крайней мере в нынешнем её виде, -  предпринять какие-либо действия, направленная на корректировку политических прав жителей Израиля в соответствии с еврейским характером государства.

В частности, мы не видим, чтобы в Израиле в ближайшее время зашла речь о лишении "израильских палестинцев", например, избирательных прав на выборах в Кнессет. 

Это означает что "оборонительные меры", еврейского государства должны прилегать по другой "линии обороны", - по линии допускаемых  для участия в выборах в Кнессет политических партий. В ближайшее время Израиль встанет перед необходимостью полного пересмотра нынешней политики широкого допуска к выборам политических сил, открыто выражающих позицию избирателей - противников Израиля, как еврейского государства.

Не исключает нынешняя система и тех политических игроков, которые считают возможным либо необходимым передачу территорий Земли Израиля (в рамках тех или иных договоров, либо без них) другим странам, либо народам. Что также совершенно неприемлемо и опасно для будущего еврейской страны.  

О полном исключении возможности участия в политической жизни партий, позволяющих себе поддерживать антиеврейские террор, либо вооруженные  действия против армии и народа Израиля, - мы даже и не говорим. Это само собой разумеющееся условие. 

Другими словами, политическое поле Израиля должно быть полностью  очищено от ядовитых антиеврейских политических сорняков, так чтобы в любом случае выбор был лишь среди различных партий "еврейского" направления. Таким образом, политическое представительство врагов еврейского государства в Кнессете будет серьезно подорвано. 

Следует отметить, что, не сделав хотя бы этого, Израиль лишит себя шансов сохраниться как еврейское государство.