Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!


Аморальная «мораль»

(18.07-18) 16 июля второй канал израильского ТВ сообщил подробности жесткого столкновения на воскресном заседании военно-политического кабинета правительства Израиля между начальником Генштаба генералом Гади Айзенкотом и Министром образования Нафтали Беннетом.

Беннет предложил стрелять по арабам, которые пытаются использовать самодельные воздушные фугасы, уничтожившие сотни гектаров израильских сельхозугодий, и угрожающие жизни людей (несколько дней назад фугас упал на территорию детского сада, в момент, когда там находились дети — every.com), и по боевым ячейкам, готовящим такое оружие к запуску.

Глава Генштаба категорически возразил против этого предложения, заявив, что “не считает правильным стрелять в детей и подростков, которые иногда (!? — every.com) запускают шары”.

На логичный вопрос Беннета — “А если речь идет о взрослых?” — Айзенкот отреагировал вопросом.

— Вы предлагаете, — уточнил он, — сбрасывать на них бомбы с самолетов (подчеркнем, что в предложении Беннета речь шла не о “бомбах с самолетов”, но — о прицельной стрельбе по поджигателям — every.com)?..

После того, как Беннет, не отреагировав на демагогическую подтасовку, к которой прибег в споре глава Генштаба, сказал, что не исключает и бомбовые удары по боевикам-поджигателям, Айзенкот торжественно объявил, что “это противоречит его оперативной и моральной позиции!”.

Известно, что на этом заседании член военно-политического кабинета, министр финансов и глава партии “Кулану” Моше Кахлон — поддержал точку зрения главы Генштаба Айзенкота.

СМИ цитируют заявление Кахлона:  “Наш начальник Генштаба — профессионал... — цитируют слова Кахлона в СМИ, — У него нет избирателей, и он никого не должен ублажать... Я верю нашему начальнику Генштаба. Он сказал, что не может уничтожать их с воздуха, и я поддерживаю его позицию”.


Оставим в стороне омерзительные манеры бессовестного демагога, которые продемонстрировал в данной дискуссии начальник Генштаба. Сконцентрируем внимание на высказанной им позиции, в соответствии с которой жизни поджигателей и потенциальных убийц и изготовителей воздушных змеев и шаров с горючими материалами и взрывчаткой, для высшего оперативного руководителя израильской армии — дороже жизней собственных граждан, включая — детей.

Воистину невиданная “щепетильность” и незнакомая миру “мораль” (!).

Впрочем, возможно, такая щепетильная нежность к врагу диктуется уникальными еврейскими заповедями, незнакомыми всему остальному миру?

Ничего подобного! Еврейский закон однозначно требует относиться к врагу, угрожающему твоему народу — как к врагу. То есть — объекту, подлежащему не увещеванию, но — уничтожению.

Ничего подобного не прослеживается и в международных законах ведения войны. Никакая международная конвенция не может требовать от подвергающейся агрессии стороны — чтобы она не сопротивлялась наносимым противником ударам. Даже если существует опасность, что при ответных мерах самозащиты пострадает мирное население. Тем более — если речь идет о том, что это самое мирное население само осуществляет акты запуска фугасных зарядов.

Несовершеннолетние немецкие подростки, “оборонявшие” Берлин в 1945 году с фаустпатронами в руках — считались вполне легитимными объектами для нанесения ударов со стороны войск союзников. Иначе и быть не могло, ибо иное отношение не только подразумевало бы в результате применения фаустпатронов неминуемую гибель военнослужащих стран-союзниц, но и создало бы ситуацию, когда противник намеренно и широко привлекал бы к ведению боевых действий именно несовершеннолетних, зная, что по ним не откроют огонь.

По всем международным конвенциям, ответственность за гибель подростков и детей, привлекаемых к боевым действиям — лежит на тех, кто привлекает к этому детей. Но — не на тех, кто вынужден, обороняясь, уничтожать источник опасности.

На что же опирается “оперативная и моральная позиция” начальника Генштаба?

Во всяком случае — не на еврейские традиции и законы, не на еврейскую мораль и не на признанные в мире международные правила ведения войны. Видимо Она, как видно — основана на личных ощущениях Айзенкота.

Реализация подобной оперативной и моральной позиции выбивает почву из-под ног у израильской (да и любой другой) армии, задача которой — защищать свою страну от боевиков, поджигателей и убийц. При таком подходе к делу, сам факт, что арабы используют несовершеннолетних в войне и в убийствах израильтян — фактически парализует армию, лишая ее возможности действовать.

Отдельно подчеркнем наивность (на грани инфантильности) предположения Кахлона, поддержавшего Айзенкота — о том, что моралист из Генштаба руководствуется не политическими, но — исключительно военно-оперативными соображениями. В Израиле обстоятельство, что высший военный чин в настоящий момент не занимает никакой политической должности и формально не принадлежит к какой-либо политической партии — не означает, что его позиция политически не ангажирована.

Задел для своей будущей политической карьеры, которая почти неизбежно начнется уже через несколько лет после того, как Айзенкот подаст в отставку, начальник Генштаба, как это почти всегда и бывает в среде высшего военного истеблишмента — делает уже теперь.

Нет никаких оснований полагать, что морализаторские заявления Айзенкота на заседании военного кабинета — не преследуют политических целей в расчете на будущее.

Впрочем, в защиту Айзенкота можно сказать, что, делая эти заявления, он не кривит душой. Он действительно так думает.


Горячечный бред, который несет на заседаниях правительства начальник Генштаба Айзенкот, не стесняющийся, что его “оперативная моральная позиция” противоречит его прямым обязанностям, предусматривающим выполнение решений политического руководства (которое, в соответствии с предложениями Беннета может принять решение об уничтожении арабских убийц-поджигателей) — следствие моральных и нравственных потемков, в которых блуждает значительная часть высшего израильского военного истеблишмента, сформировавшегося в “эпоху Осло”.

Претензии на “сверхморализм”, которые демонстрирует г-н Айзенкот, были бы смешны, если бы не были так печальны. И не могут быть иными в свете пренебрежительно-презрительного отношения Айзенкота к подлинному источнику морали — Торе, еврейским законам, к нравственным нормам, уже давно сформулированным еврейскими мудрецами.

Яркий пример этого отношения — относительно недавняя история “девочек с ножницами” (см. на сайте материал “Вскрытый нарыв” — 23.05.16).

Тогда, реагируя на нападения на израильтян юных арабок-убийц, вооруженных ножами и ножницами, “мудрый” начальник Генштаба заявил, что он — “не хочет видеть, как солдат ЦАХАЛа, стреляет в девочек с ножницами”.

То, что любая такая “девочка” способна убить или на всю жизнь покалечить свою жертву, командира штаба Армии Обороны Израиля, судя по всему, волновало в самой минимальной степени.

Тогда же Айзенкот позволил себе хамские высказывания в адресе мудрецов Торы. В частности — высмеяв (как ему казалось) известный принцип, сформулированный в Талмуде, гласящий: “Если кто-то поднимается, чтобы убить тебя — убей его первым”.

Генерал Айзенкот подчеркнул, что армия, которой он руководит — “не должна и не будет жить по этим средневековым правилам”.

Результаты применения “морали Айзенкота” в израильской армии — налицо.

Речь идет о фронтальной деградации боеспособности Армии Обороны Израиля. Деградации, проявляющей себя не только на границе с Газой, в противостоянии арабским убийцам-поджигателям, но и в позорном и подлом отношении к собственным солдатам, осмеливающимся, несмотря на “оперативные и моральные принципы” Айзенкота, защищать страну от арабских убийц (см. на сайте материал “Суд над Азарьей, как капля, отражающая море” — 05.01.17).

Во всем этом, как всегда, есть и позитивный смысл. Крах “айзенкотовской морали”, полная несостоятельность поиска “морали и этики” вне Торы, в ближайшем будущем покажут, судя по всему, что следование им — самоубийство для Израиля. И все увидят, для народа Израиля — нет и не может быть альтернативы морали и законам Торы.